Об анархизме :: Опровержение популярных доводов анархо-коммунистов

Нарушение развитыми странами свободной торговли
Золотой миллиард
Мораль золотого миллиарда
Ухудшение жизни в странах третьего мира
Политика развитых стран против развивающихся
Несправедливость
Ошибочная политика развитых стран
Предложения социалистов
Нефть
Позиция анархо-социалистов

Нарушение развитыми странами свободной торговли

01

Установив несправедливые правила международной торговли, западные страны попросту обирают третий мир и провоцируют обнищание большинства населения планеты.

02

Развитые страны не устанавливают каких-либо правил. Напротив, они предлагают отсутствие правил – свободный рынок. Никто не заставляет страны третьего мира продавать сырье и покупать готовые товары. Никто не мешает им приобрести почти любые лицензии и производить что угодно самим. На практике, так не получается: нужны образование, культура производства.

03

На самом деле, рынки третьего мира значительно более закрыты для экспорта развитых стран, чем наоборот. Вместо типичных в цивилизованных странах пошлин в 10-15%, слаборазвитые страны создают целый комплекс преград: высокие таможенные барьеры (там, где по соглашениям отменена или ограничена пошлины, они вводят VAT и другие налоги), запутанное регулирование (стандартизация, сертификация) и прочее законодательство, не говоря уже о стандартной коррумпированной бюрократии.

04

Соглашения об открытии рынков гораздо более чувствительны для развитых стран. Такие страны, в результате импорта более дешевых товаров, теряют низкоквалифицированные рабочие места, на которых были заняты малообеспеченные избиратели. Так, ввоз одежды и полотенец и Индии, Пакистана, Китая и Бангладеш практически уничтожил соответствующие отрасли в США. В то же время, импорт из развитых стран осуществляется в тех отраслях, которые в странах третьего мира отсутствуют. В результате, рабочие места не утрачиваются, а уровень потребления растет. И не только уровень потребления: ведь значительная часть импорта происходит в области услуг, прежде всего, банковских, инвестиционных и страховых, что обеспечивает ускоренное развитие местного производства.

05

Развитые страны даже не устанавливают цен: так, арабы смогли установить цены на нефть, в пятьдесят раз превышающие себестоимость, без какого-либо противодействия. Южноафриканцы организовали алмазный картель. Несоразмерно высокие цены установлены на уран и бокситы. В конкурентной экономике, невозможно искусственно занизить цены: немедленно найдутся компании, готовые покупать дороже. Но и искусственно завысить цены, как предлагают социалисты, невозможно: увеличившаяся прибыль и зарплата немедленно вызовет увеличение производства, перепроизводство и падение цен до прежнего уровня или, скорее, еще ниже.

06

В США импортные тарифы на продукцию из развивающихся стран зачастую в несколько раз превышают импортные пошлины для товаров из развитых стран. Так, например, средний тариф на импорт из Бангладеш в прошлом году составил 14%, тогда как для Франции аналогичный показатель составляет всего 1%. Дискриминационные тарифные системы снижают спрос на продукцию бедных стран.

07

Товары, импортируемые из слаборазвитых стран, настолько примитивны – и, соответственно, настолько дешевы, что пошлины должна быть выше хотя бы для того, чтобы окупить таможенные формальности. Кроме того, импорт из стран третьего мира обычно серый, т.е., по заниженным инвойсным ценам. Для компенсации этого занижения пошлины повышаются. Пошлина также обеспечивает минимальную защиту для аналогичных местных индустрий, что не требуется в отношениях с Францией, которая поставляет в США не generic, а уникальные товары.

08

Однако самая главная причина состоит в том, что пошлины для стран третьего мира, на самом деле, не выше, чем обычные. Дело в том, что примерно однотипные с Бангладеш товары в США поставляют еще несколько стран. В силу перепроизводства, если бы рынок был открыт, цены на их товары бы обвалились, и соответствующие отрасли в этих странах бы обанкротились. США избегают этой ситуации при помощи системы квот, по которой каждая из стран-экспортеров может почти беспошлинно ввезти определенное количество продукции, а для излишков уже установлена более высокая пошлина. Такая система ограничения импорта ущербна для американских потребителей, которые платят за «колониальные товары» больше, чем платили бы при открытом рынке. Фактически, США дотируют экспортные отрасли третьего мира за счет своих потребителей.

09

Безусловно, пошлины даже в 14% никак не снижают спрос: они почти не влияют на цену на фоне обычной торговой наценки, например, на одежду. Если американцу нужно полотенце, он купит его и по такой цене, а впрок все равно покупать не будет – даже если они станут на 14% дешевле.

10

Импортные тарифы имеют жесткую градацию – минимальными пошлинами обложен ввоз сырья, максимальными – готовая продукция.

11

Правильнее смотреть на ситуацию под другим углом. США, естественно, не вредят своим фабрикантам, и не вводят существенных пошлин на импорт сырья для местного производства.

12

Поток дешевых товаров из Азии и Африки моментально «выбьет» с рынка национального производителя.

13

Это, конечно, проблема для националистов и сторонников патриархальной экономики, производящей все подряд и не рассчитывающей на международную торговлю. Развитые страны согласны с таким вытеснением, поскольку оно создает постоянное давление на экономику снизу (со стороны наименее продуктивных отраслей), заставляя наименее квалифицированных рабочих приобретать новые профессии. Такое непрестанное обновление позволяет эффективной экономике сохранять свою конкурентоспособность.

14

На самом деле, дешевый импорт обычно не полностью уничтожает соответствующие местные индустрии, а заставляет их концентрироваться в нишах с высокой добавленной стоимостью, где продукт создается не столько физическим трудом, сколько инновациями. Примером может служить американская индустрия дизайнерской одежды, процветающая на фоне вытеснения производства дешевой одежды.

15

Важным источником обогащения стран «золотого миллиарда» является торговля товарами, с которыми не могут конкурировать ослабевшие или слаборазвитые страны.

16

Под «ослабевшими», вероятно, понимаются бывшие соцстраны. Отметим, что они никогда и не могли конкурировать с западными производителями. Их преимущество заключалось в необычайно низких ценах, возникавших вследствие рабского труда, пренебрежения к экологии и бесплатности ресурсов.

17

Естественно, что каждая экономика экспортирует те товары, в отношении которых она имеет конкурентное преимущество. Америка не смогла бы продавать полотенца в Пакистан, равно как и Пакистан, по крайней мере, сейчас – самолеты в Америку.

18

США в первые послевоенные годы (1946-1950 г.г.) ежегодно от преимуществ в торговле получала доход в 2,5-3,5 млрд. долларов.

19

Подобные голословные утверждения полны загадки. Что это за доход? Нормальная прибыль от торговли? Но и страны-импортеры получали доход от встречного экспорта. Если же они приобретали американские товары не за счет экспортной выручки, а из американской же помощи, то ущерб и вовсе непонятен.

20

Особенно велики доходы развитых стран от продажи оружия. В 1998 году те же США получили от продажи оружия 7,1 млрд. долларов. Потому-то «золотой миллиард» никогда реально не допустит, чтобы на нашей планете был мир.

21

Доход в 7 млрд. долларов пренебрежимо мал для американской экономики. Такой объем продаж оружия был бы незаметен даже на фоне внутренних закупок Министерством Обороны США. На самом деле, объем поставок оружия больше, но все равно он важен скорее не экономически, а политически, обеспечивая зависимость покупателей от США, которые могут в случае агрессии отказаться поставлять боеприпасы и запасные части.

22

Мира на планете не было и в эпоху, когда в каждой деревне ковались мечи и изготавливались луки, а экспортеры баллист не оказывали влияния на племенные распри. Говоря же об экономической подоплеке военных конфликтов в современном мире, она полностью затмевается политическими аспектами. Иначе США бы подогревали локальные войны и поставляли оружие обеим сторонам до изнеможения, вместо того, чтобы немедленно гасить разгорающиеся конфликты. Миротворческие операции обходятся США дороже, чем приносит дохода экспорт вооружений.

Золотой миллиард

23

Ряд ученых и экспертов ООН объявляют, что благополучная жизнь на Земле возможна только для одного миллиарда человек.

24

Эта концепция известна как мальтузианство. Менее известно то, что Мальтус вскоре изменил свои взгляды, и уже во втором издании указал, что, в отличие от животных, человек может приспосабливать окружающую среду для себя, и пределы роста человеческой популяции не ограничены. Апокалиптическое течение, необоснованно названное мальтузианством, находится на противоположном полюсе от либерализма, который основан на уверенности в естественном разрешении проблем.

25

Современные обитатели третьего мира живут лучше, чем «золотые двести миллионов» жили два столетия назад. Еще через сто лет, беднейшие жители третьего мира будут жить лучше, чем «золотой миллиард» сегодня.

26

Если две тысячи лет назад это был «золотой миллион», двести лет назад – «золотые двести миллионов», а сегодня – «золотой миллиард», то лишь апокалиптические предсказатели могут утверждать, что эта тенденция не будет продолжаться и сотни лет вперед.

27

Обеспечение человечества продовольствием не представляет проблемы. В развитых странах сельскохозяйственные угодья ежегодно уменьшаются из-за увеличения урожайности. Гидропоника позволяет превзойти естественную урожайность в десятки раз. Высококалорийные корма обеспечивают рост животных в 4-5 раз быстрее, чем при естественном выпасе. Новые продукты, как изделия из сои, обеспечивают невиданный ранее питательный эквивалент. Разведение рыбы в прудах и морские фермы многократно эффективнее традиционного рыбного лова.

28

В долгосрочной перспективе, продукты становятся доступны все большему кругу людей. Требуя сравнительно простой технологии, они создаются малоквалифицированным трудом, и поэтому дешевеют. В развитых странах имеет место постоянное перепроизводство, и государства субсидиями удерживают цены от еще большего падения. Современные семена, гербициды и инсектициды значительно повысили урожайность даже в слаборазвитых странах. Массовая гибель от голода, распространенная еще в первой половине 20-го века, сейчас ушла в прошлое. В экстремальной ситуации, продовольствие может быть быстро доставлено из развитых стран. Голод присутствует, но он вызван совершенно иными причинами: местными войнами, уничтожающими посевы и не позволяющими организовать доставку продуктов, коррупцией, направляющей гуманитарную помощь на черный рынок, дикой неэффективностью полудикарских правительств, которые не могут распределить получаемое продовольствие. Минимальные усилия позволяют отсталым странам организовать достаточное сельскохозяйственное производство. Возможна ситуация, когда в очень отсталых странах рост населения опережает рост производства продуктов питания, но развитые страны в этом случае приходят на помощь.

29

Энергетические запасы практически неиссякаемы. Человечество разведало нефть только на незначительной части поверхности планеты. Огромные запасы скрыты под ледовым покровом, под водой. Разведанных запасов урана хватит на столетия. Запасы термоядерного топлива безграничны.

30

Неимоверно снижается нагрузка на окружающую среду. Современному человеку не нужно вырубать леса, чтобы обогреваться зимой; не нужно коптить воздух, сжигая миллионы тонн угля. Экономика потребляет все большую долю искусственных материалов. Конечные продукты используют все меньше сырья: на автомобиль затрачивается всего около тонны металла, изготовление компьютера требует лишь немного песка и нефти. Потребительская эффективность (цена) использования песка в чипах и в бетоне различается в миллионы раз. Основным продуктом становится не сырье, а идеи. Стоимость собственно производства сравнительно невелика, а стоимость «продвинутых» товаров резко снижается с увеличением объемов производства. Поэтому нет никаких преград к тому к обеспечению высокого потребления всеми жителями земли – тех из них, которые, чтобы получить возможность потребления, займутся и производством – т.е., будет обретать необходимые навыки.

31

Технологии утилизации мусора позволяют практически избавиться от отходов. Использование айсбергов и опреснение морской воды предоставят человечеству любое количество питьевой воды. Природа в развитых странах гораздо чище, чем была два века назад: исчезли груды навоза, грязь, и, самое главное, бактериальные заражения. При отсутствии технологических выбросов, Ганг гораздо грязнее европейских рек.

32

Уменьшение сельскохозяйственных земель, освоение новых территорий и появление мегаполисов уменьшили плотность населения. В двух наибольших мегаполисах уместилось бы все население Земли трехтысячелетней давности. На Земле можно поселить еще много больше людей. Например, по советским нормам жилплощади в 14кв.м. на человека, для размещения современного человечества потребовалось бы менее 100млрд.кв.м. жилья, или 100тыс.кв.км. При 100-этажной застройке, для проживания всего человечества понадобится пятно диаметром всего лишь 35км.

33

Однако рост населения не всегда так высок. Сейчас он происходит взрывообразно, поскольку средства медицины резко увеличили продолжительность жизни, но третий мир еще не успел адаптироваться к этому изменению, и его жители продолжают размножаться, как и раньше. Но, если прежде все их усилия, в связи с высокой смертностью, увенчивались 2-3 детьми, дожившими до взрослого возраста, то теперь выживают около 90% новорожденных, что приводит к всплеску народонаселения. Европейцы, для которых медицинский прогресс не пришел извне, а был постепенным изменением, успели приспособиться, и уровень рождаемости соответственно своевременно снизился.

34

Создание системы социального обеспечения, при которой родители в старости уже не зависят от детей, также способствовало снижению рождаемости в цивилизованных странах. В третьем мире этот процесс еще впереди.

35

Среди других факторов контроля рождаемости, можно указать повышения ощущения собственной ценности и высвобождение свободного времени, превращающие воспитание детей в обременительную обязанность.

36

Скачкообразный рост населения имел место и раньше, например, при коренных изменениях аграрной технологии, когда становилось возможным прокормить больше людей, и голодная смерть переставала быть жутким средством контроля рождаемости. Вне сомнения, нынешний рост населения замедлится в течение двух-трех поколений и, как это сейчас происходит в развитых странах, в связи с низкой рождаемостью перейдет в его сокращение. Последнее будет в какой-то мере сдерживаться ростом продолжительности жизни.

37

Программы контроля рождаемости противоречат природе человека. Каждая семья вправе иметь столько детей, сколько она хочет, и считает возможным прокормить без помощи общества. Современная экономика в состоянии прокормить любое число людей. Разумное правительство должно не сокращать рождаемость, а улучшать образование, уменьшать госрегулирование, искоренять преступность и коррупцию, открывать экономику. Тогда рост населения превратится из проблемы в радость. Помимо контрацепции и медицинского обслуживания, лучшим средством ограничения рождаемости является улучшение аграрной технологии: наиболее отсталым сельским жителям третьего мира не понадобится столько детей, чтобы обеспечить себя в старости.

38

В отличие от ситуации у животных, человеку трудные условия благоприятствуют. Трудности заставляют людей искать новые решения: не столько из любопытства, сколько в расчете на прибыль. Ведь трудности, в итоге, означают хороший спрос на продукт, их разрешающий. Так было на протяжении всей истории. Тем более, так будет сейчас, когда люди стали необычайно образованными, а разработка многократно ускорилась с появлением компьютеров. И чем больше на планете людей, тем больше они придумают, тем легче и быстрее они будут решать возникающие перед человечеством трудности.

39

Разрыв в доходах основан на разнице в образовании, культуре производства, социальной инфраструктуре (законах, уважении к личности и собственности). В период технологических скачков, разрыв увеличивается. С распространением технологий, когда они становятся более доступными, разрыв сокращается. Трансфузия технологий усиливается за счет инвестиций: устаревшие производства, не требующие квалифицированного (недоступного в слаборазвитых странах) труда, переносятся в третий мир в поисках удешевления. Свободная экономика порождает многочисленных предпринимателей, желающих импортировать местные товары, в основном – сырье и сельскохозяйственную продукцию, также увеличивая объемы производства и доход местных жителей. В современном мире разрыв сокращается еще и из-за гигантских социальных программ в третьем мире, финансируемых цивилизованными странами: медицинского обслуживания, питания, обучения сельскохозяйственным технологиям.

40

Отсюда видно, что нет фиксированных категорий развитых стран и их оппонентов. Япония, Южная Корея и Тайвань, уделявшие большое внимание образованию и развитию науки, создавшие более или менее свободную экономику, всего за несколько десятков лет перешли от примитивного патриархального хозяйства к технологичной экономике, став развитыми странами.

41

Один американец потребляет ресурсов столько же, сколько 20 жителей третьего мира, и нагружает экосистему земли в 10 раз больше.

42

Неплохо уже то, что американец использует энергию, соответственно, вдвое эффективнее; на самом деле, если учесть отсутствие отопительного сезона в странах третьего мира, то различие в эффективности еще больше. Иначе говоря, жители слаборазвитых стран пускают на ветер примерно столько же энергии, сколько американцы, а как процент от потребления их потери многократно больше. Т.е., именно третьи страны тратят энергию попусту.

43

Американец, конечно, потребляет больше, чем нигериец – но он и производит больше: программного обеспечения, банковских услуг, самолетов и лекарств. Учитывая, что чем более технологично производство, тем меньше сырья оно потребляет, развитые экономики используют меньше сырья на доллар продукции. Поэтому, в данном примере, американец является более эффективным жителем планеты, чем нигериец: если он потребляет в двадцать раз больше ресурсов, то производит, вероятно, больше раз в сто.

44

Обвинение предполагает, что использовать много ресурсов плохо. Но почему? С точки зрения морали, потребление ресурсов более чем оправдано более высокой эффективностью производства. Наоборот, это слаборазвитые страны транжирят ресурсы. Более важно, однако, что обвинение неявно предполагает ограниченность ресурсов – очевидно, именно поэтому осуждается их масштабное использование. Проще всего было бы возразить, что есть отличный способ законсервировать ресурсы – вернуться в пещеры. Но рассмотрим убеждение об ограниченности ресурсов. Здесь, опять же, не будем прибегать к простому доводу о неразведанности основной части земной поверхности, скрытой подо льдом и водой. Рассуждая о нефти, мы отметили практическую неисчерпаемость источников энергии. Металл постепенно утрачивает свое значение с появлением пластика и керамики. Нанотехнологии и искусственно выращенные органические ткани открывают тем более невиданные пространства в создании материалов будущего. Все известные ресурсы или практически не ограничены, или восполняются, или заменяются. Чем больше люди их используют, тем лучше для людей.

45

Довод о нагрузке экосистемы не соответствует фактам. Не только страхи о глобальном потеплении, техногенной озоновой дыре и т.п. оказались фантазиями, но легко видеть, что масштабы деятельности человека ничтожны в сравнении с космическими масштабами Земли. Производимая людьми энергия составляет незаметные доли проценты от той энергии, которую планета получает от Солнца и отдает в космос. Естественные, непонятные нам колебания температуры не объяснимы никаким влиянием человека. Объемы отходов пренебрежимо малы по сравнению с размером мирового океана. В любом случае, не нужно теоретических рассуждений, чтобы убедиться, что в развитых странах экология несравненно лучше, чем в третьем мире: чистые воздух, вода, улицы. Из Ганга нельзя пить воду в отсутствие промышленных стоков. В цивилизованных странах отходы перерабатываются, а гниют на улицах – в слаборазвитых государствах. Постепенно, эти государства становятся богаче, и могут позволить себе тратить больше на защиту окружающей среды. Международные соглашения также принуждают их к ограничению атмосферных и водных выбросов. Улучшение экологической ситуации происходит неравномерно по территориям, но неуклонно.

Мораль золотого миллиарда

46

"Главная и основная цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам - сохранение их собственности", Locke. Таким образом, гражданское общество основано на конфронтации с неимущими.

47

Прежде всего, конфликт не с неимущими, а с посягающими на собственность. Это далеко не одни и те же люди. Богатый так же может быть склонен к грабежу, как и бедный; различаются масштабы и, соответственно, способы.

48

В современном обществе, рабочие и крестьяне – основные, по численности, собственники. Они весьма заинтересованы в охране своей квартиры, машины, акций и прочего имущества.

49

В либеральной демократии гражданская война неизбежна из-за классового конфликта.

50

Как мы обсуждаем в дискуссии об анархо-коммунизме, классовая теория не работает в современной экономике. Она имела значимость только с учетом граничного эффекта зарождающегося капитализма. Конфликт, скорее, может быть между двумя фабриками, чем между предпринимателем и работниками одной фабрики.

51

Как заметил Acton, демократия – единственный известный способ принятия решений, позволяющий «поднимать руки, а не ломать их». В либеральном социуме, свободные индивидуумы в своем ежедневном общении постоянно readjust свои отношения – в области цен, зарплаты, общих интересов. Ежедневное мирное разрешение мириадов таких мелких конфликтов позволяет не накапливать заряд недовольства до состояния гражданской войны.

52

Гражданская война в развитом капиталистическом обществе ведется не с рабочими, а с жителями стран третьего мира.

53

Даже если бы это было так, то есть все основания ожидать прекращения такого противостояния, аналогично тому, как, по мере развития общество, была прекращена и классовая борьба.

54

Однако, это странная война: с сотнями миллиардов долларов кредитов, которых никто не взыскивает, с гуманитарной и технологической помощью, с открытием рынков для товаров из слаборазвитых стран. Немудрено, что третий мир в восторге от такой ситуации, о которой он недавно и мечтать не мог. Альтернативой был бы экономический изоляционизм развитых стран, отсутствие экспортных рынков для третьего мира, обычное для них вымирание от массового голода; у них не было бы ни дорог, ни дамб, ни ирригационных сооружений, ни электричества – все это стало возможным благодаря иностранным кредитам и диффузии технологии.

55

Развитые страны не заинтересованы в процветании третьего мира.

56

Наоборот, ведь ресурсы планеты не фиксированы, они постоянно создаются трудом и изобретательностью людей. Доля сырья в ВВП уменьшается с развитием экономики. Поэтому цивилизованное население отнюдь не утрачивает часть своих ресурсов при повышении жизненного уровня в других странах. Наоборот, чем больше людей изобретает новые товары, занято производительным трудом, тем лучше всем. От изобретений Белла и Эдисона выиграли все люди Земли. Поэтому же все заинтересованы в увеличении числа мозгов и рук, вовлеченных в глобальную экономику.

57

В эффективной экономике, никто не подавляет ничей рынок своим экспортом. Каждая страна импортирует примерно на ту же сумму, на какую она экспортирует; иначе говоря, она «заваливает» своими товарами чужие рынки ровно настолько же, насколько другие страны «заваливают» ее рынок. Международная специализация, как и местная специализация, позволяет резко увеличить производительность и доходы работников – без ущерба для кого-либо.

58

Конечно, первоначально слаборазвитые страны экспортируют товары с низкой добавленной стоимостью, однако по мере своего развития, они приобретают способность конкурировать во все более сложных отраслях. США двести лет назад начинали с экспорта зерна, Япония семьдесят лет назад экспортировала карандаши.

59

Сказанное не означает отсутствия необходимости временной защиты неэффективных рынков третьего мира: путем установления минимальных экспортных цен, инвестиционных ограничений, запрета получения кредитов иначе как для технологических программ. Против такого регулирования цивилизованные страны обычно не возражают, а даже если они это делают, слаборазвитые страны часто применяют неявное регулирование путем установления непреодолимой бюрократической процедуры, или, как в Японии, культурных барьеров в виде шовинизма потребителей и инвесторов.

60

Философской основой либерализма является пессимистический индивидуализм, разрыв общинных связей человеческой солидарности, отказ от коллективной этики, исключение из рассмотрения понятия народа. Индивидуализм есть порождение буржуазной культуры.

61

Комментарий к такому утверждению потребовал бы апелляции к тысячелетним дискуссиям о смысле жизни. Поскольку и сторонники подобных взглядов не обременяют себя доказательством их преимущества, ограничимся краткими замечаниями.

62

Индивидуализм не является пессимистичным. Он представляет собой апогей оптимизма, ибо верит в способность человека и общества естественным путем, без принуждения и насилия решать все возникающие проблемы.

63

Либерализм не тождественен индивидуализму. Либерализм освобождает человека от принуждения, предоставляя ему свободу решать, как себя вести: жить одному на хуторе или в мегаполисе, или вступить в общину. Либерализм лишь отрицает насильственное затягивание в общину. Либерализм предоставляет свободу выбора каждому индивидууму, но не поощряет и, тем более, не принуждает его искать свободу в изоляции от общества.

64

Только свободные индивидуумы могут объединяться добровольно, создавая гармоничные общины. Принудительное объединение не порождает связи, а разрушает их, как черная дыра. Человек проявляет солидарность, сопереживание по своей воле, но не когда ему это предписывает устав коммуны. Наверняка среди рабов эти чувства почти отсутствовали. Аналогично, под грузом принуждения, в коммуне будут задавлены, в том числе, и эти чувства. Либералы раскрепощают человеческую солидарность, когда отрицают ее узурпацию государственными институтами.

65

Предположив наличие трансцендентной коллективной этики, мы неизбежно вынуждены будем материализовать общину – как и хотят коммунисты. Поскольку этика, по определению, может присутствовать только у одушевленного объекта, нам придется признать общину живым организмом. Поскольку коллективная этика ставится выше самосознания индивидуумов, община становится более одухотворенным субъектом, чем отдельный человек. Возникает старая дилемма: если ценности индивидуумов соответствуют ценностям общины, то в них нет нужды; если они противоречат коллективным ценностям, то они должны быть отвергнуты. Соответственно, в общине не остается места для индивидуума, он становится expendable. Община превращается в самодостаточного монстра, игнорирующего своих членов. Напротив, либерализм рассматривает реальную этику реальных людей, и минимальным регулированием стремится устранить противоречия в реализации их устремлений.

66

Концепция народа, столь любезная националистам всех мастей, является недавним изобретением и уже намечается ее уход в небытие. Что есть народ? Если территориальная общность, то что же делать армянам в диаспоре, славянам различных государств, разъехавшимся по миру индусам и китайцам? Территориальность была слабым признаком и раньше, а в эпоху глобализации окончательно утрачивает свое значение. Если религиозное сообщество, то как же быть со славянами, придерживающимися разных религий, не говоря уже о еще более разнообразных индусах? Этот признак утрачивает свое значение в эпоху секуляризма. Если этнос, то в такой общности будет трудно уговорить арабов и евреев. Идея народа является всего лишь еще одной фантазией коллективистов, стремящихся увидеть общину там, где есть только временное собрание индивидуумов.

67

Индивидуализм присутствовал уже в древнейших философиях. Библия провозглашает индивидуальность морали в запрете следовать за большинством на то, что человек считает злом. Сократ создал пример для будущих поколений, предпочтя смерть принятию этики афинской общины. Мистические религии Востока и Греции настаивали на индивидуальном познании. Этих взглядов придерживались гностики, и апостол Павел установил их в качестве нормы для христиан.

68

Западная культура утверждает идеалы американского образа жизни - ценности меньшинства.

69

США требуют от дружественных государств совсем немногого - не нарушать против человека: не убивать своих жителей, не воевать с другими странами, не распространять тоталитаризм и военную угрозу, обеспечивать демократический процесс в политике. Ничего здесь не выходит за пределы здравого смысла. Если американский идеал можно описать одним словом, то это – свобода. Естественно, свобода предполагает, что человек объединяется с обществом по своему желанию, а не подчинен ему в силу рождения на определенной территории. Таковы ценности не только западного, но любого человека: как только в СССР хватка социализма ослабла, люди шарахнулись от насильственной общинности в индивидуализм. В США, напротив, эволюционное развитие привело к гармоничному сочетанию личных, семейных и общественных интересов. Поэтому, с точки зрения социалиста-общинника, в США чересчур много индивидуализма. С точки зрения анархо-эгоиста – напротив, слишком много общественного.

70

Т.н. «западные» ценности не имеют отношения к географии или этническому сообществу. Все новые и новые народы рады, наконец, обрести свободу. Они тысячелетиями сражались против навязанной власти более сильных государств и местных узурпаторов, и совершенно не хотят оказаться подчиненными еще одной власти: парламентской или общинной. Корни современного либерализма видны в гордости свободного римского гражданина, призыве Иуды Галилеянина отказаться от земной власти и многих других эпизодах древности.

71

Западная культура не утверждает, а утверждается. В тех контролируемых экспериментах, когда она соседствовала с иными культурами: социализмом или исламом, она всегда превалировала, и тоталитарные режимы вынуждены были ее запрещать. Отсюда вывод, что эти ценности натуральны для человека, а не навязываются ему.

72

Что касается культуры как таковой, то она настолько разнообразна в Америке, что говорить о специфически американской культуре абсурдно. В США присутствуют, пожалуй, все направления искусства, встречающиеся в мире. Такое смешение, плюс обилие спонсоров, плюс свобода, плюс образованность и изобретательность людей создали идеальную питательную почву, на которой расцветает культура. О культуре американцев говорит и число книг, которые издаются в США: больше, чем во всем остальном мире. Несомненно, рядовой американец не менее образован и культурен, чем рядовой африканец или русский.

73

Существование массовой культуры весьма позитивно. В реальности, во всех странах подавляющее большинство населения не интересовалось «высоким искусством»: оперой, симфонией, балетом, и т.п. Их заменяла более или менее примитивная народная культура. Она была если не подпольной, то малозаметной: ею не интересовались СМИ и издатели прежде всего из-за отсутствия коммерческого спроса. В США субкультура была развита, коммерциализована (ею стали интересоваться, на нее возник спрос) и стала заметной. Т.е., американцы не выхолостили высокую европейскую культуру элиты, а подняли реально доминирующую массовую культуру до уровня искусства, и заинтересовали ею людей, до того весьма далеких от какой-либо культуры.

74

Двойная мораль: западный обыватель искренне возмущается репрессиями Багдада против курдов, но равнодушен к интервенции в Ирак армии США.

75

Прежде всего, американцы имели неограниченную возможность выступать против операции, иракцы же не могли обсуждать действия своего правительства. Американцы больше протестовали против войны, чем по поводу курдов. Несколько тысяч погибших в результате интервенции США нельзя сравнить со ста тысячами курдов, уничтоженных Саддамом. Действия Саддама были агрессией тоталитарного государства, стремящегося удержать свои границы. Действия США положили конец этой агрессии.

76

В остальном, вполне натурально, что люди подсознательно по-разному оценивают друг друга. Не подверженные западной рекламе арабы проигнорировали резню курдов, десятки тысяч погибших в межмусульманской войне в Афганистане, уничтожение 8,000 палестинцев в Иордании и 20,000 мусульман в Сирии, однако остро воспринимают каждое известие об арабах, погибших в результате операций Израиля. Россияне оплакивали своих солдат, погибших в Чечне, но не чеченских боевиков или, пусть, не миллионы погибших в Руанде.

77

Праздность и умственные расстройства в развитых странах; труд и нищета в третьем мире. Наркомания и психоз – порождение цивилизации индивидуализма.

78

Это утверждение противоречит прочим доводам социалистов о безработице в третьем мире и высоком потреблении ресурсов в цивилизованных странах. Т.е., праздность, как раз, характерна для слаборазвитых стран; в цивилизованных наблюдается высокая эффективность производства.

79

Нищета третьего мира относительна. Его жители намного зажиточнее предыдущих поколений. И это – не естественный процесс, но внезапная трансфузия технологии и гуманитарной помощи после столетий стагнации и голода. В среднем, эти страны не могут быть бедны. Они получают огромные доходы от экспорта нефти, бокситов, урана, алмазов и пр. Велики доходы даже от сельскохозяйственного экспорта: кофе, бананов, кэшью. Но основная часть дохода узурпируется правящей верхушкой, а не достается населению. Это, однако, проблема, которую должны решать сами жители, а не иностранцы за них.

80

Популярное мнение об умственных расстройствах в цивилизованных странах проистекает из двух причин. Прежде всего, высокий уровень медицины в развитых странах позволяет диагностировать как болезни такие состояния, которые прежде считались совершенно нормальными. Кроме того, давно известно, что «многие знания сулят многие печали», и образованные люди, получающие больше информации, у которых первичные потребности удовлетворены, более склонны к расстройствам, чем те, кто занят тяжелым физическим трудом. Эта тенденция многократно проявлялась в разных обществах в период резкого накопления благосостояния, вызванного имперскими экспедициями или технологической революцией. Постепенно, когда люди привыкают к новому уровню потребления, труд вновь обретает для них прежнюю жизненную важность, и уровень расстройств снижается. Психозы всегда были распространенными: множество умалишенных нищих заполняло улицы средневековых поселений, а Евангелия упоминают очередного бесноватого на каждом шагу.

81

Современное употребление наркотиков едва ли выше исторического уровня. До 1920-х годов торговля наркотиками была совершенно легальной, и даже была объектом государственной политики Британии. Потребление в арабских и азиатских странах традиционно было весьма высоким. Подавляющее число наркоманов – не квалифицированные работники, составляющие основу цивилизации, а отщепенцы, встречающиеся в любой цивилизации. Они более заметны в развитых странах как по причине пристального к ним внимания, так и вследствие употребления коммерческих наркотиков, тогда как во многих странах население незаметно, но в гигантских масштабах употребляет местные наркотические растений, как бетель в Индии.

82

Декларируя приверженность свободному рынку, развитые страны действуют командно-административными методами по отношению к третьему миру.

83

Если во времена Опиумных войн и коммодора Перри развитые страны грешили насаждением свободного рынка – прежде всего, в собственных интересах, - то в технологической экономике рынки стран третьего мира весьма малозначительны. Антиглобалисты часто ссылаются на то, что 80% населения Земли потребляют (и производят) около 20% продукта, или в 16 раз меньше в подушном расчете, чем в развитых странах. Отсюда очевидно, что цивилизованным странам значительно проще и выгоднее потихоньку расширять свои национальные рынки, чем принудительно открывать рынки слаборазвитых стран.

84

Причина, по которой развитые страны все-таки пытаются втащить третий мир в глобальную эффективную экономику, лежит в иной плоскости. Так же человеку обеспеченному некомфортно и опасно жить даже в дорогом доме посреди трущоб. Если из плохого района можно переселиться, то с планеты никуда не денешься. Остаются варианты: отгородиться от третьего мира железным занавесом или попытаться поднять его до минимально приемлемого уровня, с которого он, вкусив блага цивилизации, уже сам захочет развиваться дальше. В эпоху масс-медиа и прозрачных границ, железный занавес работает все хуже. Поэтому цивилизованные страны вынуждены за свой счет помогать развитию третьего мира.

85

Одним из таких средств является вовлечение слаборазвитых стран в мировую торговлю, чтобы они могли реализовывать свои преимущества в рабочей силе (дешевизне), экологии (толерантности к выбросам), климате (экзотические сельскохозяйственные продукты) и натуральных запасах (сырье). Этот перечень, конечно, не является исчерпывающим: циничные реалии экономики, будь-то глобальной или местной, предполагают и иные виды торговли, как, например, живым товаром (проституция) и стратегическими интересами (участие в региональных блоках на стороне того или иного государства). Но решения о таких сделках принимаются и индивидуумами, и компаниями, и государствами добровольно: никто не грозит им санкциями (ухудшением существующего положения) в случае отказа. Конечно, в государственной системе, немалую роль играют и коррупция (приток иностранных инвесторов сулит взятки), и снобизм (племенной царек может оказаться на приеме в Белом Доме). В основном, однако, используются положительные стимулы: прибыль от экспорта, создание сравнительно высокооплачиваемых рабочих мест, reciprocal открытие рынков развитых стран, военные гарантии и поставки оружия, дешевые долгосрочные кредиты, визы для студентов, гуманитарная и технологическая помощь.

86

Большинство людей поддерживает коллективизм и (некое) равенство; однако это большинство слабо. Сильное меньшинство придерживается идеалов индивидуализма и свободы.

87

В любом несоциалистическом обществе, меньшинство владеет диспропорционально большой долей имущества. Накопление экономически обосновано и морально оправдано: ведь именно меньшинство движет прогресс; его вклад в создание ВНП диспропорционально высок.

88

Однако такое неравномерное распределение неизбежно искушает «обделенное» большинство требовать равенства доходов – поскольку при таком уравнивании большинство заведомо выиграет. Отсюда проистекает тенденция демократии к увеличению налогового бремени, когда голосующее большинство делит доходы продуктивного меньшинства.

89

Позиция большинства, сводящаяся к легализации грабежа, не только аморальна, но и глупа. Исторически, основной рост доходов населения связан с технологическими инновациями – экономически стимулированным продуктом деятельности немногих. Искусственное выравнивание доходов резко уменьшает стимулы к увеличению эффективности производства: путем изобретений, внедрения новых методов, освоения новых рынков и т.п. Можно, конечно, предположить, что даже при равном распределении доходов, амбиции будут играть достаточно большую роль, заменяя экономические стимулы; в социалистическом обществе для этих целей применяли различные почетные награды. Однако, несомненно, что экономические стимулы значительно лучше стимулируют поиски путей повышения эффективности. Поэтому равенство (коллективизм), принося выгоду в краткосрочной перспективе, весьма отрицательно сказывается на протяжении более длительного периода. Общество, лишенное конкуренции (зачем бороться, если доход в результате не изменится) и стимула собственного экономического интереса индивидуумов, обречено на загнивание, неизбежно ухудшающее или замедляющее улучшение благосостояния также и большинства. Подавляя продуктивное меньшинство, стремящееся к коллективизму большинство пилит свой собственный сук.

90

В свободном обществе проблема распределения вообще не может стоять. Люди, желающие равенства, могут так жить. Люди, отрицающие равенство, могут жить иначе. Не обязательно друг друга подавлять, навязывать свое мнение. В этой ситуации, продуктивное меньшинство будет вынуждено нанимать стремящееся к равенству большинство на условиях добровольного контракта. Большинство может работать на предложенных условиях, договариваться о других, или вообще отказаться трудиться на идеологически неприемлемых условиях. Вопрос распределения тем самым переходит из области принуждения в сферу свободного договора, из публичной политики в частные отношения.

91

Развитые страны сознательно уничтожают население третьего мира, отказываясь разрешить безлицензионное производство лекарств для борьбы со СПИДом.

92

Прежде всего, государства не имеют таких прав. Патенты принадлежат фармацевтическим корпорациям, и в правовом государстве только они имеют право разрешить кому-либо производство. Корпорации – не абстрактные монстры, а объекты собственности миллионов акционеров, которым и должен быть адресован призыв разрешить безлицензионное производство.

93

Но почему они должны жертвовать своей собственностью? Многие из гуманистов, требующих бесплатной передачи патентов (изъятия чужой собственности), не пожертвовали ни цента на приобретение этих же лекарств для больных африканцев. Как обычно для социалистов, они хотят реализовать свои представления о справедливости за счет других людей. Имей они хоть минимальную дозу честности и морали, то сначала бы потратили на лекарства собственные сбережения, а уже потом требовали этого же от акционеров.

94

Нетрудно пойти и дальше. Если для помощи африканцам следует изъять имущество фармацевтических компаний, то почему бы не изъять еще и продовольствие, и химикаты у сельскохозяйственных корпораций? Так мы вскоре дойдем до бесплатных поставок кока-колы и портфелей для тамошних школьников.

95

Можно возразить, что безлицензионное производство не наносит ущерба в виде упущенной выгоды, т.к. африканцы все равно не могли бы покупать дорогостоящие лекарства. Это не так. Правительство США уже выделило 15млрд. долларов на закупку препаратов; безлицензионное производство означало бы, что фармацевтические корпорации понесли бы ущерб в этой сумме, не получив ее. Кроме того, лекарства, произведенные для африканского рынка, наверняка бы контрабандой наводнили западные страны, остановив продажи этих препаратов и на вполне платежеспособных рынках.

96

Абсурдность требований видна и в ином разрезе. В развитых странах множество людей не может оплатить адекватного медицинского обслуживания. Даже при всеобъемлющем медицинском страховании, всегда найдутся способы потратить еще больше денег на еще более эффективное лечение. Почему же помогать следует именно больным СПИДом африканцам?

97

Здесь мы сталкиваемся с проблемой централизованного решения моральной дилеммы. Иным ее примером является формирование государственного бюджета: потратить ограниченные средства на школы, дороги или медицинское обслуживание? Этично ли тратить средства на строительство дорог вместо лечения? Следует ли в первую очередь лечить пенсионеров или школьников, если на тех и других средств не хватает? Общественное согласие по таким субъективным вопросам невозможно. Навязывать кому-то свое видение – значит, принуждать этого человека действовать, по его мнению, аморально. Именно поэтому каждый человек должен сам выбирать объект и размер своей благотворительности. Те, кто хочет помогать больным СПИДом, могут это делать; те, кто не хочет – могут не делать; это вопрос совести каждого, а не государственной политики.

98

Сама же частная проблема решается гораздо проще. Дорогие лекарства можно заменить дешевыми презервативами и перестать сношаться с обезьянами.

Ухудшение жизни в странах третьего мира

99

- Если в первой половине XIX века разрыв в уровне жизни между богатыми и бедными странами составлял 2:1, то 1960 г. этот разрыв составлял уже 30:1, в 1994 - 78:1, в 1995 82:1.

100

Происхождение подобных цифр является загадкой. Конечно же, даже в начале 19-го века разрыв в доходах между жителями Франции и Китая измерялся в десятках раз. Сколько-нибудь надежно измерить различие заведомо невозможно, поскольку многие факторы нельзя оценить экономически: например, качество окружающей среды, инфраструктуру, эффективность охраны личности и собственности. Существует непереводимая в цифры разница в качестве потребления: дом в США и в Чаде – это не одно и то же. Даже в пределах США, уровень жизни различается в несколько раз. Покупательная способность доллара не одинакова в Италии и в Руанде. Поэтому реально возможны только качественные оценки уровня жизни.

101

Одной из причин декларируемого роста разрыва является усовершенствование методологии: во внимание стали приниматься вышеперечисленные качественные факторы. Валютное дерегулирование также сыграло свою роль: в расчетах стали использоваться реальные, а не номинальные золотовалютные курсы.

102

Абсолютный разрыв вырос в последние десятилетия, в значительной мере, в силу идущей технологической революции. Развитые страны впереди, пока они быстрее развиваются, пока в них больше открытий и интеллектуального труда. Постепенно происходит диффузия технологий, к ним получают доступ страны третьего мира, и различие в доходах уменьшается. Есть и другой способ добиться конвергенции доходов: образование и сравнительно свободная экономика. Япония, Южная Корея и Тайвань пошли по этому пути, и за несколько десятилетий из ничтожно отсталых стран вышли на уровень самых эффективных экономик. В целом, глобализация делает мировую экономическую систему все более изоморфной, уменьшая различия в доходах.

103

Статистически некорректно рассматривать соотношение доходов в короткие периоды; нужно брать за базовый интервал хотя бы столетие. Иначе, концентрируясь на росте разрыва во время бума 1990-х, социалисты забывают о его уменьшении во время депрессии 1930-х.

104

Отсутствие надежной статистики не позволяет делать выводов с уверенностью, но маловероятно, чтобы рос и относительный разрыв. Поскольку доход слаборазвитых стран был изначально очень мал, современные факторы, как улучшение аграрной технологии, экспорт сырья и почти полное прекращение племенных войн, оказывали на него диспропорциональное влияние: относительный рост должен был бы быть выше, чем в цивилизованных странах, и относительный разрыв, скорее всего, сокращался.

105

Декларируемый разрыв, на самом деле, имеет место не просто между богатыми и бедными странами, а между самыми богатыми и самыми бедными. Но это тенденциозная, бессмысленная статистика. Внутри каждого общества можно найти и больший разрыв. В СССР разрыв между колхозным пенсионером и шахтером мог достигать 24 раз. Правильно сравнивать группы разумного размера: верхние (по доходам) 20% населения земли с нижними. Это примерно соответствует обычно декларируемому соотношению потребления «золотого миллиарда» и третьего мира, 16:1.

106

Отметим курьезность поведения социалистов, которые, с одной стороны, декларируют свою духовность, приверженность общинным принципам даже в ущерб экономической эффективности и доходам, а, с другой стороны, под личиной заботы о третьем мире (для нужд которого многие из них не пожертвовали ни цента) реализуют свою зависть к богатым: людям и странам.

107

- Из-за СПИДа средняя продолжительность жизни в Африке сократилась с 60 до 47 лет.

108

В Африке никогда не было средней продолжительности жизни в 60 лет.

109

- Ежедневно третий мир перечисляет западным кредиторам 700млн долларов то ли процентов, то ли основной суммы долга.

110

Т.е., около 250млрд долларов в год. Это не может быть сумма процентов. Столько не платят и по основному долгу. Возможно, это расчет, сколько бы заемщики должны были бы платить, чтобы вернуть долги за несколько лет.

111

Прежде всего, на возврат этих средств никто, реально, не рассчитывает. Такая ситуация не самоочевидна: еще столетие назад, американский флот осуществил карательную экспедицию против другого государства с целью возврата долга перед частной компанией. В древности, должник попадал в рабство, а до недавнего времени – в долговую тюрьму. Требуя смягчения наказаний, социалисты не объясняют, чем не возврат долга, с токи зрения, кредитора отличается от наказуемой кражи.

112

Толерантность в отношении возврата кредитов приносит больше вреда, чем пользы, поскольку поощряет бездумную растрату и разворовывание кредитов. Если бы население слаборазвитых стран-заемщиков вынуждено было бы платить по долгам воров-бюрократов, оно давно бы сместило такое правительство. Не требуя возврата кредитов, развитые страны поддерживают коррумпированные местные режимы, которые могут использовать часть кредитов на подачки избирателям, обеспечивая собственную популярность.

113

Страны-заемщики брали кредиты в здравом уме и трезвой памяти. От их имени действовали легитимные правительства. Они тратили кредиты по своему усмотрению, а не на реконструкцию экономики, заведомо зная о невозможности возврата. Кредиты были выданы на максимально льготных условиях, под очень низкие проценты. Поэтому их нужно отдавать. Что касается ежедневно подлежащей уплате суммы, то на нее можно взглянуть и по-другому: по тридцать центов на одного жителя.

114

- В 80-е годы третий мир экспортировал в страны Запада в 1,5 - 2 раза больше сырья, чем в 60-е для приобретения того же количества промышленных товаров.

115

За важнейшим исключением нефти, которая в этот период подорожала по отношению к промышленным товарам.

116

Описанный процесс не является порождением капиталистического злого гения. Стоимость товара складывается из идей, управления, капитала, труда и иных факторов. В технологической экономике, все более важное место в ценообразовании занимают идеи, интеллектуальный труд. В добыче же сырья их роль минимальна, особенно в примитивной разработке ресурсов, свойственной слаборазвитым экономикам. Поэтому не удивительно, что стоимость товаров растет по отношению к стоимости сырья. Этот процесс более известен как снижение ресурсоемкости экономики: все меньшее использование сырья, все меньшая его доля в произведенной стоимости.

117

На самом деле, формулировка «того же количества товаров» вводит в заблуждение. Это не те же товары, что 40 лет назад, но гораздо более «продвинутые», с улучшенными потребительскими свойствами. А сырье осталось прежним. Поэтому оно дешевеет относительно товаров.

118

- Невидимое изъятие стоимости "пеpвым миpом" из "тpетьего" составляет около 400   млpд долл. в год. В pезультате, уpовень эксплуатации pабочих в "пеpвом миpе" снижается на 40%.

119

Методика получения этих цифр остается загадкой. В экономической науке нет терминов «изъятие стоимости» и «уровень эксплуатации». Не-нефтяной экспорт третьего мира – меньше этого декларированного «изъятия».

120

Не то, что эксплуатация (изымаемая предпринимателями части стоимости, приходящейся на идеи, управление и капитал), но и труд в развитых странах не может снизиться на 40% в связи с экономическими процессами в третьем мире, поскольку ВНП третьего мира составляет около 20% мирового, или 25% от ВНП развитых стран. Даже если бы цивилизованные страны бесплатно отбирали у третьего мира абсолютно весь его продукт, они не смогли бы уменьшить своего труда более чем на эти 25%.

121

- Число бедных, голодающих и обездоленных в мире увеличивается.

122

Важнейшая причина такого «увеличения» - поднятие порога бедности. Вопреки здравому смыслу, нищета определяется не как отсутствие возможности поддерживать существование, а как определенный процент от доходов в развитых странах. Такое определение бессмысленно, учитывая разный уровень цен в цивилизованных странах и третьем мире, а также разную потребительскую корзину. Теоретически, все согласны, что эти факторы должны учитываться при анализе, но, в связи с отсутствием надежной статистики из слаборазвитых стран, «расчеты» больше похожи на гадание. Американец бы пришел в ужас от дохода в 20 долларов в месяц, но во многих странах его достаточно для существования. С точки зрения ООН, люди с таким доходом живут в бедности; с их точки зрения, они живут гораздо лучше, чем тридцать лет назад.

123

Аналогичная проблема – с определением голодающих. Естественно определить голод, как невозможность приобретать привычное количество продуктов. Однако ООН определяет голод иначе – как невозможность покупать желательный набор продуктов питания, определенный диетологами развитых стран. По такой «статистике», голод растет, несмотря на то, что средняя обеспеченность продуктами увеличивается.

124

Существует простая и циничная причина, почему голод в бедных странах не может увеличиваться. Третий мир представляет собой sustenance economy, в которой создаваемых продуктов едва хватает для выживания. Любое заметное смещение баланса населения/продуктов вызывало голод, уменьшающий население до того уровня, который можно обеспечить питанием. Поэтому существенное (по некоторым «расчетам» – в несколько раз) снижение обеспеченности продуктами питания на душу населения вызвало бы вымирание невиданных масштабов. Поскольку оно не имеет места (а локальные инциденты связаны с неэффективностью распределения в результате войны или коррупции), то и увеличение голода – миф. Иначе говоря, от привычного для африканцев уровня, голоду просто некуда увеличиваться.

125

Еще глупее говорить об «обездоленных». По определению, это те, кто в результате некоего произвола «лишен доли». Но у обитателей третьего мира никогда этой доли и не было. Они не участвовали в мировой экономике, не создавали ценный продукт, и не учились. Им не на кого пенять.

126

- Переход к рыночной экономике ухудшил ситуацию в России

127

Втрое увеличилось число автомобилей, появилась цветущая отрасль иностранного туризма, открылись магазины с разнообразными товарами. Валютный эквивалент зарплаты резко вырос.

128

Многих, конечно, раздражает неравенство и несправедливое накопление капиталов. Но не стоит переживать: история показывает, что нечестно нажитые капиталы редко удерживаются. Человек, не умеющий заработать, обычно не умеет и сохранить. Проблема приватизации не в ней самой, а в коррумпированном механизме, отнюдь не свойственном рыночной экономике, но являющимся пережитком социалистического тоталитаризма.

129

Сегодня вряд ли многие захотят вернуться к нищете советского периода, с характерно пустыми магазинами, в которых нельзя было потратить даже 30 долларов месячной зарплаты инженера (по курсу черного рынка 1:4). Корзина потребления ограничивалась в большинстве городов, если кто не помнит, мокроватым хлебом, зеленой колбасой, килькой в томате и одеждой, явно ушитой из мешка. Даже самые бедные сегодня живут лучше.

130

Нет макроэкономических причин для ухудшения ситуации. По оптимистичным подсчетам, 60% ВВП состояло из продукции ВПК и машиностроения. Реалисты называют цифру свыше 80%. Т.е., общественно полезного производства в СССР было крайне немного. Учитывая повышение эффективности, импорт товаров за счет экспорта сырья, улучшение качества товаров, нет особых сомнений в росте среднего уровня жизни по сравнению с советским периодом.

Политика развитых стран против развивающихся

131

- В процессе глобализации, упразднение отсталых государственных систем идет наряду с адаптацией и усилением передовых. Именно это антиглобалисты называют политикой «золотого миллиарда» или новым империализмом.

132

Следует отличать развитие экономик цивилизованных стран от усиления их государственности. Последнее связано с развитием экономики, а не собственно с глобализацией. Напротив, глобализация подмывает устои государства. Границы становятся прозрачными для рабочих и товаров. Армии утрачивают свободу действий, будучи связанными блоковыми соглашениями. В процессе, отдаленно напоминающем анархический консенсус, национальное законодательство должно быть согласовано с другими странами, что ослабляет лоббирование, делает законы более универсальными и существенно уменьшает объем детализированного законодательства, поскольку оно плохо поддается согласованию.

133

Напротив, для стран третьего мира в процессе глобализации развитие государственности опережает экономический рост. Распределение гуманитарной помощи используется для поддержания популярности правящей клики. Международное законодательство значительнее разветвленнее доморощенного. Чуть ли ни первое, что требует любое правительство в обмен на открытие своих границ – помощь в усилении его армии. Безусловно, естественная глобализация не могла бы усиливать государства третьего мира. Такое усиление – взятка правительствам слаборазвитым странам от цивилизованных государств с целью вовлечь эти отсталые народы во взаимовыгодную экономическую кооперацию.

134

Типичный прием софистов – изменение смысла терминов, которые затем используются для доказательства посылок, абсурдных при традиционном значении слов. Империализм – политика жесткого принуждения, обычно связанного с военной угрозой. Предложение взяток странам третьего мира, чтобы сломить сопротивление их племенных элит непонятным для них – но выгодным – экономическим процессам, можно назвать вмешательством (с лучшими целями!), но никак не империализмом.

135

- Развитие третьего мира консервируется глобальным капитализмом. ТНК допускают вывоз только низкотехнологичных производств.

136

Капитализм – на редкость беспринципный строй. ТНК чужды политические пристрастия. Производства размещаются там, где это выгоднее, даже если в результате таких непатриотичных действий метрополия утрачивает рабочие места. За исключением нескольких контролируемых военных технологий, любое производство может быть перенесено в любую страну.

137

В современном мире, любая технология вскоре устаревает. Поэтому корпорации не могут опасаться распространения тех знаний, которые, к моменту их усвоения, перестанут иметь коммерческую ценность. Будучи заинтересованными в снижении стоимости разработки и изготовления, они переносят в третий мир не только фабрики, но и лаборатории: так в Индии появилась собственная Силиконовая Долина, в которой множество филиалов американских компаний.

138

Существует несколько практических препятствий на пути переноса центров разработки и высокотехнологичных производств в третий мир: низкий уровень образования и отсутствие специальных знаний, высокая преступность и коррупция, неуважение к закону и охране интеллектуальной собственности, языковый барьер, низкая культура производства. По мере того, как слаборазвитые страны будут работать над устранением этих барьеров, они смогут переходить в лигу цивилизованных экономик.

139

Членство в цивилизованном мире не фиксировано. Все новые и новые страны вступают в этот клуб. Мировой рынок не разделен раз и навсегда, а ежеминутно подвергается переделу. Так, за шестьдесят лет доля США в мировом ВВП упала более чем вдвое; она перешла к другим странам, названия которых еще недавно ничего не говорили западному обывателю.

140

- Развитые страны насильственно дробят третий мир на национальные государства, чтобы легче было их поглотить экономически.

141

С точки зрения американской экономики, практически все страны третьего мира настолько мелки, что не существует принципиальной разницы между их поглощением целиком или по кусочкам. Напротив, в значительной мере проще иметь дело с одним большим государством, чем с несколькими маленькими: каждое со своей бюрократией, законами, желаниями и пр. Не случайно развитые страны проявляют интерес к Китаю, Индии, а не к Тувалу.

142

Создание национальных государств – совершенно естественный процесс, который прекратился в Западной Европе лишь во второй половине 19-го века, а в Восточной Европе идет до сих пор. Это неизбежный этап перед добровольным объединением по типу ЕС. Интеграция должна происходить снизу вверх; обратный процесс насильственного объединения характерен для формирования империй. В ряде случаев, результатом создания многонационального государства на месте освобождаемой колонии была гражданская война, и все-таки распад государства на моноэтнические образования.

143

- Европейцы уничтожали коренные народы при завоевании территорий. Так были уничтожены американские индейцы.

144

Вопрос об отношении к индейцам – не такой однозначный вопрос, как кажется. Человек имеет право на неприкосновенность жизни и имущества, но не на то, чтобы контролировать определенную территорию, объявив ее своей страной.

145

Плотность населения индейцев была настолько мала, что европейским иммигрантам хватило бы места. Индейцы же отказывались допустить чужаков на свою территорию без всякой рациональной причины. Можно, конечно, полагать, что огромная территория требовалась индейцам для пропитания, поскольку они занимались сбором корений и охотой. Но освоение эффективного земледелия решило бы эту проблему.

146

Во многих случаях, иммигранты пытались договориться с индейцами, и покупали у них земли на условиях, которые были для продавцов приемлемыми. Однако недовольство появлением чужаков, с одной стороны, и нежелание вступать в переговоры со слабыми врагами, с другой, раскручивали ту спираль насилия, которая видна и на других исторических примерах. Это не злой умысел, а печальное естественное состояние вещей.

147

- Запад стал богатым благодаря не рыночной экономике, а грабежу колоний в прошлом и слаборазвитых стран сегодня.

148

Это утверждение легко опровергается примерами. Италия не имела колоний, ее торговый оборот с третьим миром сравнительно невелик, но она находится в числе развитых стран. США не имели колоний, стали активно торговать с третьим миром последние пятьдесят лет, но уже свыше ста лет являются экономически развитой страной. Швеция и Швейцария не имели колоний, их оборот со слаборазвитыми странами минимален, но уровень жизни в них высок. То же можно сказать и о почти всех других цивилизованных странах.

149

Множество и обратных примеров. Контролируемые эксперименты Южной и Северной Кореи, Западной и Восточной Германии, Тайваня и Китая показывают преимущество рыночной экономики. Даже развитые страны, как Россия, не смогли долго выдержать командно-административной экономики, и развалились за несколько десятилетий. Скатываясь к социал-демократии, Британия, Швеция, Германия и теперь уже США постепенно утрачивают динамичность, долю рынка и отрыв в уровне жизни.

150

Получение сверхдоходов от торговли с третьим миром тем более проблематично, что мало кто в развитых странах торгует с ним напрямую. Операции осуществляются через цепочку посредников. Характерный пример: Гонконг и Тайвань как посредники между Западом и Китаем; в 1990-х годах Польша выполняла ту же функцию в отношении России. Цивилизованным людям весьма затруднительно вести бизнес в слаборазвитых странах, с их коррупцией, преступностью, отсутствием всяческой инфраструктуры: от водопровода до эффективных судов. Основная часть доходов оседает как раз у таких стран-посредников. Они уже продают товары на Запад по обычным ценам.

151

В отношении пользы от колоний, то можно показать, что, по меньшей мере, с 19-го века большинство из них было нерентабельным для метрополий. Индустриальная революция положила начало падению цен на сырье (росту стоимости квалифицированного труда), резко снизив доходность эксплуатации колоний. Упрощение транспортировки также сыграло свою роль в снижении рентабельности, т.к. империи утратили монополию на колониальную торговлю. Стоимость содержания армии одновременно увеличивалась, националисты разжигали борьбу в колониях, а проникновение гуманизма в военную сферу сделало ее неэффективной. Колонии приносили убыток казне; так, охрана американских штатов от французов обходилась Англии больше, чем она получала от этой своей колонии. Удерживание колоний из соображений политического престижа внесло в поведение империй ту самую раздражающую сегодня непредсказуемость. Например, оккупация Абиссинии, втянувшая Италию во Вторую Мировую войну на стороне Германии, была лишена всякого рационального содержания. Оттуда же проистекает современная абсурдная практика содержания развитыми странами клиентов в третьем мире, не приносящая им ничего, кроме расходов.

152

В современной технологической экономике, цивилизованная метрополия заведомо не может получать сколько-нибудь существенной выгоды от торговли со слаборазвитыми странами. Даже стоимость основного сырья, нефти, даже будучи неимоверно завышенной картельным соглашением, незначительна на фоне ВВП развитых стран. Поскольку основная стоимость создается идеями, инновациями, то роль поставщиков сырья, стран третьего мира, в формировании ВВП метрополии не может быть существенной.

153

- На одного жителя развитых стран бесплатно работают 3 азиата и 4 африканца.

154

При такой арифметике, на «золотой миллиард» должно приходиться 7 миллиардов населения Азии и Африки.

155

- МВФ и МБ, пользуясь бедственным положением стран, опутывают их долгами, а затем выдвигают непомерные условия, лишают их самостоятельности.

156

Каково бы ни было положение этих стран, никто их не принуждает брать кредиты. Их положение не так уж и плохо, если они могут позволить себе кредиты проедать на социальные программы и разворовывать. Вряд ли можно считать более этичным отказ предоставить кредиты нуждающимся.

157

МВФ/МБ действуют, как любые банки, предоставляя кредиты желающим. Аналогично банкам, они вправе отказывать в кредитах заемщикам, чья экономическая политика не представляется им разумной. Как всякий спонсор, они вправе устанавливать требования, будь-то ко внешности за премию на конкурсе красоты, или к открытости экономики за заниженную ставку и прочие льготные условия выдачи кредитов.

158

Моральная позиция финансовых институтов безупречна. Использовав получаемые кредиты на реструктуризацию экономики и приобретение новых технологий, заемщики могли бы легко вернуть эти средства. Тем более, кредиты выдаются на длительный срок под низкий процент.

159

Нередко моральная составляющая в деятельности МВФ/МБ доминирует над экономической. В качестве примеров можно указать продолжения финансирования стран, чья способность вернуть уже полученные кредиты вызывает сомнения, и даже вступивших на путь дефолта, а также кредитование для поддержки завышенного курса местной валюты; нередко и приоритетное кредитование лояльных режимов. В связи с этим следует вспомнить уточнение Рузвельта к доктрине Монро, прямо объявляющее неплатежи по долгам поводом для войны. Страны, не возвращающие кредитов, должны рассматриваться как воры, и, соответственно, подвергаться наказанию, а долги – взыскиваться, если нужно, то и силой.

160

- Развитые страны стремятся к созданию системы централизованного распределения капиталов, товаров, сырья и рабочей силы.

161

Теории заговора остаются популярным жанром. Рыночная экономика обеспечивает максимальную децентрализацию. Глобализация открывает границы для миграции рабочей силы в центры капитала, и, в процессе иностранного инвестирования, движения капитала к центрам дешевой рабочей силы. Десятки тысяч банков готовы предоставить кредиты заемщикам в любых странах, если в них действует закон. Миллионы экспортеров и импортеров сырья создают конкуренцию, исключающую сверхприбыль, и обеспечивающую справедливое (естественное) распределение стоимости.

162

Никто не покушается на сырье третьего мира. Не случайно из программы ООН по экономическому развитию пропали указания на суверенитет государств над их природными запасами. С уходом в прошлое колониализма, это право уже не нужно доказывать.

163

- «Золотой миллиард» стремится к сокращению численности населения третьего мира.

164

Прежде всего, не к сокращению численности, а к контролю над ее ростом. Это позиция радикалов, едва ли поддерживаемая многими. Она продиктована заботой о слаборазвитых странах, своего рода гуманизмом. Если бы судьба людей в третьем мире была бы им безразлична, они бы не агитировали за программы контроля рождаемости. Рост населения означал бы увеличение рынков сбыта и удешевление рабочей силы, а военной угрозы слаборазвитые страны не представляют.

165

Обычно предлагаемые программы не выходят за рамки либерализма, и сводятся к разъяснениям о контрацепции. Наиболее одиозные программы, включающие принудительную стерилизацию и законодательное ограничение числа детей в семье, возникли по инициативе самих стран третьего мира, и вызывают отвращение среди цивилизованных людей. Принудительные программы приводят к обратному результату: образованная часть населения исполняет требования закона, а отсталая его игнорирует – хотя бы потому, что большое число детей является экономической необходимостью в сельской местности при неэффективном аграрном производстве. В результате, в стране увеличивается доля отсталого населения.

166

- Часто лишь немногие имеют достаточный контроль над ресурсами, чтобы влиять на цены

167

Если бы дело обстояло так, то правительства стран третьего мира, осуществляющие максимальный – суверенный – контроль над своими ресурсами, диктовали бы ценовую политику всему миру. Доступность сырья из нескольких источников, дешевая транспортировка, наличие заменителей в долгосрочной перспективе исключают образование картелей. В этом постепенно убеждается ОПЕК, наблюдая неуклонное снижение энергоемкости производства и разработку альтернативных видов энергии в ответ на завышение цен на нефть.

168

В технологической экономике, главный ресурс – идеи. Корпорации не могут диктовать на них цены, т.к. изобретатели всегда могут обратиться к банкам или (ненавидимым социалистами) венчурным капиталистам, реализовать свои идеи до стадии промышленного производства и получить полную стоимость своего изобретения.

Несправедливость

169

- Обладая 70% рабочей силы, третий мир производит всего около 20% валового продукта Земли.

170

Такая ситуация – не плод заговора, но свидетельство ошибочности марксистской трудовой теории стоимости. В технологической экономике, основная стоимость создается не физическим трудом, а инновациями. Потребителя не интересует, сколько времени рабочий затратил на изготовление товара – важно, в какую сумму потребитель оценивает удобство использования товара. А удобство, полезность зависят от концепции товара, вложенных в него идей. Со временем, когда появляются аналогичные и лучшие товары, под давлением конкуренции цена снижается примерно до стоимости производства – без учета интеллектуальной составляющей. Но, в технологической экономике инновации идут постоянно, поэтому ценообразование лучших, самых новых – и, соответственно, самых дорогих – товаров имеет лишь минимальное отношение к затратам труда на их производство.

171

К тому же, сама производительность физического труда на сегодня является функцией инновации. Т.е., эффективность физического труда зависит в большей мере не от самого рабочего, а от тех, кто придумал оборудование, на котором он работает.

172

В силу этих факторов, не образованное, не творческое население третьего мира очень незначительно участвует в формировании стоимости наиболее «продвинутых» товаров. Оно может производить товары дешевые, в стоимости которых труд играет сравнительно большую роль. Для этого тоже нужна минимальная культура производства, характерно присутствующая в Китае и отсутствующая в Африке, где жителям исторически не требовалось трудиться особенно усердно для пропитания. Кроме того, даже дешевые современные товары обычно используют множество комплектующих, производство которых, даже устарев, все еще требует высокой культуры производства, и поэтому основная часть стоимости по-прежнему производится вне третьего мира.

173

Такое разделение не является фиксированным. За последние полвека, несколько новых стран вошло в число цивилизованных, обладающих технологическими экономиками. Может показаться, что это немного – но ведь и развитых стран не набирается даже полсотни, а они развивались веками. Глобализация улучшает перспективу третьего мира стать цивилизованным.

174

- 200 миллионов человек в этих странах полностью не имеют работы, более 1 миллиарда живут в нищете.

175

Если они не имеют работы, то как же живут? Либо они занимаются бандитизмом и воровством – как раз вследствие чего западные инвесторы и не стремятся в Африку, либо они не имеют товарной работы, а занимаются мелким сельскохозяйственным производством. В последнем определении, число «безработных» - фактически, тех, кто ведет натуральное хозяйство, а не является наемным работником – может быть и больше.

176

Сколько человек живет в нищете – зависит от ее определения. Обычно это состояние определяется как нижние 5% по доходам, или имеющие доход более чем 4 раза ниже среднего. Но такие подсчеты имеют смысл только на территории одной страны, где уровень цен примерно одинаков. Африканцы могут быть нищими только по сравнению с другими африканцами. Глупо их сравнивать с жителями цивилизованных стран: иначе мы придем к выводу, что чуть ли не весь мир живет в нищете, в т.ч. и там, где люди сравнительно обеспечены. Кроме того, некорректно рассматривать как нищету состояние людей, которые живут гораздо лучше, чем предыдущее поколение в той же местности.

177

- 80% населения Земли из Азии, Африки, СССР, Латинской Америки, обладающие основной массой сырья и энергии, живут значительно хуже «золотого миллиарда».

178

В технологической экономике, сырье и энергия не формируют существенной части производимой стоимости. В изготовлении телевизора использовано столько же металла, сколько в производстве двух десятков гвоздей, но телевизор стоит значительно дороже. Одно и то же количество нефти можно сжечь для отопления, в автомобильном двигателе внутреннего сгорания, в реактивном двигателе самолета или использовать для изготовления печатных плат, но стоить эти продукты будут по-разному.

179

У развитых стран имеются гораздо более ценные ресурсы, чем нефть и бокситы: образованное квалифицированное население, выработанная культура производства, более или менее свободная экономика, уважение к закону и низкий уровень преступности, развитая инфрастуктура. В современной экономике, эти ресурсы гораздо ценнее.

180

- Заработная плата в метрополиях в 5-25 раз выше, чем в активно развивающихся странах, и более чем в 100 раз выше, чем в бедных странах третьего мира.

181

Сравнивать зарплату в разных странах так же неуместно, как яблоки и апельсины. Под одинаковым термином «зарплата» скрывается совершенно разное содержание. Проще всего было бы возразить, что квалификация, опыт и культура рабочих в США и Зимбабве совершенно различны. Однако попробуем пойти дальше и сравнить работников сходной квалификации. Такими будут представители наиболее примитивных профессий, например, работники закусочных.

182

В США, при пятидневной рабочей неделе, такой работник зарабатывает около 900 долларов в месяц, получая минимальную зарплату. В беднейших странах, его доход на аналогичной работе составил бы 30 долларов в месяц. Рассмотрим причины такого различия.

183

Первое, что бросается в глаза, - наличие в США минимальной заработной платы. В ее отсутствие, работники получали бы около 1 доллара в час, или в пять раз меньше. По репортажам, именно так платят на южных плантациях иммигрантам-нелегалам. Вводя минимальную зарплату, государство заставляет потребителей платить больше за тот же объем услуг (количество гамбургеров). Поэтому минимальная зарплата является значительным налогом. Однако понятно, что налоги только перераспределяют доход, а не создают его, поэтому средняя реальная зарплата (в расчете покупательной способности) не увеличивается от введения минимальной зарплаты. В отсутствие минимальной зарплаты, которая действует как субсидия низкооплачиваемым работником за счет покупателей, рассматриваемая зарплата в США уменьшилась бы с 900 до 180 долларов в месяц.

184

Рабочая сила не возникает из воздуха. Она требует инвестиций и обслуживания, как любое оборудование: квартиры, питания, медицинского обслуживания, доставки до места работы. В США, из-за более высокого уровня цен, вызванного более высокой средней продуктивностью труда, стоимость «обслуживания рабочей силы» гораздо выше, чем в Зимбабве. Бедный американец платит только за квартиру 300-600 долларов в месяц; не меньше 150 обходится ему питание, 60 – проезд, 80 – электричество и телефон. Посещение зубного врача будет для него разорительно, а всего лишь поход в кино обойдется в 8 долларов, за которые житель китайской деревни может питаться месяц. Можно спорить, что соответствующий уровень жизни выше, чем в Зимбабве, но это в данном случае не имеет значения: чтобы определить реальную зарплату (чистый доход) рабочего, нам нужно от минимальной зарплаты отнять стоимость поддержания существования этой самой рабочей силы. К тому же, эти затраты обеспечивают в США очень низкий уровень жизни по обычным там представлениям. Минимальную «себестоимость» рабочего можно определить в 700 долларов в месяц. Соответственно, от 900 долларов чистой зарплаты у него остается лишь 200. С учетом пятикратного завышения минимальной зарплаты, его доход в условиях свободного рынка составил бы 40 долларов в месяц, что не далеко от зарплаты в Зимбабве за ту же работу. Небольшое превышение обосновано своеобразной монополией сервисных индустрий: пользуясь тем, что американцы не поедут завтракать в Зимбабве, они могут немного завысить цены на свою продукцию, и, соответственно, выплачивать несколько большую зарплату. Такая надбавка не менее моральна обоснована, чем наследство: предки американских рабочих поколениями капитализировали часть своего труда в инфраструктуру, сравнительно эффективное законодательство (оплачивая деятельность парламента), и уважение к закону и порядок на улицах (выплачивая достаточную зарплату полиции, чтобы избежать ее коррупции). Часть зарплаты современных американских рабочих – проценты на этот нематериальный капитал.

185

В современной глобализированной экономике, невозможно искусственно занизить зарплату в некоторых странах на продолжительное время. В этом могли убедиться правительства, занижающие курс местной валюты для развития экспорта или раскручивающие инфляцию. Как только зарплата (с учетом эффективности труда) становится ниже обычной на мировом рынке, производимые в местной экономике с использованием этого труда товары становятся необычно дешевыми, возрастает экспорт, увеличивается спрос на рабочую силу, и зарплата поднимается до обычного уровня. При сравнении зарплаты, важно учитывать производительность. Именно из-за нее рабочие в китайских свободных зонах получают больше, чем их коллеги в Восточной Европе, которых десятилетия социализма развратили и отучили интенсивно работать.

186

Теоретически, можно было бы попробовать занизить зарплату в примитивных сервисных индустриях, продукция которых не участвует в международном обороте (рестораны, уборка квартир и т.п.) Однако, помимо технических проблем с выборочным занижением, на практике, местные правительства, наоборот, искусственно завышают доходы в этих секторах с целью поднять уровень жизни их работников, зачастую одних из наиболее бедных членов общества.

187

- По данным Международной организации труда, несколько десятков миллионов детей в развивающихся странах – рабы. 120 миллионов детей работают полный рабочий день, 60 миллионов детей - на опасном для здоровья производстве. Рабочая сила несовершеннолетних стоит гораздо меньше.

188

Проще всего с последним доводом. Дети менее квалифицированы, чем взрослые, и в целом имеют меньшую производительность труда, поэтому и меньшая зарплата. Также, их «себестоимость» (стоимость поддержания жизни, рабочего состояния) меньше, чем у взрослых, поэтому их требования к зарплате также ниже.

189

Всего несколько десятилетий назад, дети работали и в цивилизованных странах. Только недавно, благодаря технологическому скачку, западное общество стало достаточно богатым, чтобы позволить детям не работать. Можно предположить, что немалую роль в этом процессе сыграло вовлечение в рынок рабочей силы женщин, которые до 1960-х, в основном, занимались домашним хозяйством.

190

Идея запрета детского труда является изобретением социалистов. В идеальном виде этот запрет не исполняется ни в одной стране: даже в США несовершеннолетние могут работать неполный день. В почти любой семье, дети выполняют работу по дому, а в крестьянских семьях – принимают полноценное участие в сельскохозяйственных работах. Трудно понять, почему те же дети не могут трудиться за зарплату.

191

Немалую роль в запрете детского труда сыграла деятельность профсоюзов. Но они заботились не о детях, а о благосостоянии своих членов, добиваясь запрета конкуренции за рабочие места со стороны несовершеннолетних.

192

Пытаясь благовидно обосновать свои требования, социалисты говорят о необходимости детям учиться; работа якобы отрывает их от учебы. Легко возразить, что они могут работать после учебы. Однако можно пойти и дальше. Только бюрократам от педагогики еще непонятно, что система школьного образования раздута до абсурда. Она совершенно неэффективна: школьников пичкают непереваренными знаниями, а не учат их думать. Приобретаемые знания мгновенно забываются, и едва ли взрослый человек может что-то вспомнить из школьной программы. Настоящая цель системы образования – не научить подростков, а создать рабочие места для членов учительских профсоюзов. Однако для данного обсуждения наиболее существенно, что в тех странах, где распространен детский труд, образование обычно почти недоступно или не является приоритетом для семей. Зачастую, в отсутствие работы, подростки бы оказались на улице – а не в несуществующей школе. Детский труд – не причина, а следствие отсутствия школ.

193

Наверняка существует феномен рабства, когда беднейшие семьи продают своих детей. Вряд ли он так распространен, как утверждают, но в любых проявлениях с ним нужно бороться. Что и делают развитые страны. Однако, как это часто бывает, борьба нередко переходит за первоначально поставленные рамки и приводит к результатам, противоположным желаемым. Так, цивилизованные страны навязывают третьему миру соглашения об ограничении детского труда. Но такие соглашения только ухудшают положение детей в этих странах. Ведь они трудились не из профессионального любопытства, а от нужды. Запретив труд, им не предоставили альтернативного источника существования. Третий мир для этого слишком беден, а развитые страны никак не обязаны поддерживать чужую рождаемость. Результатом является либо нищета подростков, лишенных трудоустройства, либо их нелегальная работа – на еще худших условиях, за еще меньшую зарплату.

194

Как часто происходит в статистике, огромные цифры детской занятости в значительной мере объясняются глюком. Они относятся не к детям, а к несовершеннолетним. Но ведь сдвигание вверх возраста совершеннолетия (пропаганда инфантильности) происходит с развитием цивилизации. Еще четыреста лет назад в Европе совершенно нормально было жениться в 13-14 лет, а выходить замуж – в 11-12. По всем меркам, именно это был возраст совершеннолетия. Третий мир находится на уровне Европе многовековой давности. Естественно и там определять совершеннолетие не по европейским меркам, а по местным: в соответствии с брачным возрастом. Например, в удаленных районах Индии он сегодня составляет 9-10 лет для девочек и 11-12 – для мальчиков. По меркам местной цивилизации, в этом возрасте они уже не являются детьми, и, соответственно, не должны фигурировать в статистике детской занятости. Помимо прочего, 120млн человек на 4млрд беднейшего населения составляет лишь 3%, и статистически проблема не является масштабной; в любом государстве, небольшой процент людей оказывается за пределами социальной системы.

195

Аналогичная методологическая проблема существует и с определением опасного производства. Понятно, что не могут быть опасными половина производств (на них якобы занято 60 млн детей из 120). В третьем мире практически нет радиационно опасных производств. Дети не работают в шахтах, поскольку там требуется физическая сила. Химических фабрик немного, и они обычно часто инспектируются; там тоже подростки не могут массово работать. Похоже, под «опасным для здоровья» понимается производство, просто не соответствующее санитарным и пожарным нормам. Но в третьем мире им ничто не соответствует. Бессмысленно судить третий мир по меркам первого.

196

- С 1994 по 1995 компенсации для Chief Executive Officer выросли на 16 процентов, в сравнении с 2,8 процентами для рабочих

197

В середине 1990-х бум приходился на технологические отрасли; именно они и дали подавляющее большинство управляющих для этой статистики. Зарплата работников этих отраслей росла значительно быстрее, чем упомянутых производственных рабочих. Среднегодовых рост зарплаты в «горячих» отраслях превышал 16%.

Ошибочная политика развитых стран

198

- Реальная заработная плата в США сегодня на 7% ниже, чем в 1973 году

199

Не однозначно, что такое снижение имеет место. Реальные доходы вычисляются, исходя из инфляции, которая, в свою очередь, определяется по изменению стоимости потребительской корзины. Но эта корзина плохо учитывает качество: как товаров, так и инфраструктуры. Весьма вероятно, что небольшой рост стоимости потребляемых американцами товаров вызван резким улучшением их качества, добавлением новых потребительских свойств. Аналогично обстоит дело с инфраструктурой: лучшая армия, лучшие дороги, лучшее медицинское обслуживание.

200

В начале 1970-х заработная плата была завышена из-за золотого стандарта доллара. Постепенно, с адаптацией экономики к отказу от золота, возникла инфляция, «выевшая» рост доходов работников. Этот процесс «выедания» был усилен инфляционным ростом процентных ставок по кредитам на покупку домов. Здесь, однако, не долгосрочный тренд, но кратковременная корректировка «золотого искажения»[1].

201

Немалую роль в снижении средней зарплаты сыграл и приток рабочей силы: женщин, иммигрантов (прежде всего, мексиканцев) и темнокожих американцев. В результате этого притока, диспропорциональная часть трудовых ресурсов была сконцентрирована внизу спектра, уменьшая средний доход.

202

Важным фактором снижения доходов американцев было увеличение стоимости импортируемых товаров: от нефти до автомобилей. За исключением нескольких видов сырья, рост цен отражал повышение конкурентоспособности прочих стран, прежде всего – Японии, которые стали поставлять более сложные и, соответственно, более дорогие товары. До начала 1970-х, доля США в мировом продукте была несуразно большой, и ее снижение (проявившееся, в частности, как уменьшение реальной зарплаты) было совершенно естественным и практически неизбежным.

203

Некоторый эффект падения доходов мог возникнуть из-за изменения определения дохода. Сатурированное налоговое законодательство открыло много лазеек для уменьшения доходов на бумаге, особенно у частных предпринимателей.

204

Отрицательное влияние на реальные доходы оказали и обширные государственные программы: усиление госрегулирования, появление целого класса профессиональных безработных на пособии и др. Отрицательная зависимость доходов от социальных программ видна на примере безработицы: она больше в тех странах, где больше программ; в Германии и Франции в 2-3 больше, чем в США.

205

Сказывается, конечно, и «усталость» экономики: за периодами бурного развития обычно следует спад; в США он проявляется еще очень слабо. Однако снижение реальной зарплаты вызвано вполне естественными причинами, и отнюдь не является, как это часто пытаются преподнести, свидетельством ошибочности рыночной концепции экономики.

Предложения социалистов

206

- Ввести долгосрочное планирование

207

В этом требовании социалисты исходят из ошибочного предположения о том, что рыночный механизм адекватно реагирует лишь в краткосрочной перспективе; спонтанные действия участников рынка не могут заменить долгосрочной стратегии. Ничто не может быть дальше от правды.

208

Тысячелетиями, цивилизация развивалась – и весьма успешно – без централизованного планирования. Рыночный механизм не идеален, как раз, наоборот, в краткосрочной перспективе: анализ и централизованное регулирование могут привести к лучшим результатам. Планирование становится невозможным с отодвиганием перспективы, когда увеличивается степень свободы, непредсказуемость действий, и число влияющих факторов.

209

Планирование действует лишь тогда, когда все участники рынка обязаны его придерживаться. Форма принуждения может быть различной: от командной до налоговой, но она должна быть достаточно жесткой, чтобы обеспечивать подчинение генеральному плану. Тем самым предприниматели лишаются свободы распоряжения средствами производства, а потребители – свободы выбора товаров. Такая система является социализмом в чистом виде.

210

- Обеспечить рационализацию производственной системы и передислокацию промышленности на планете

211

Подобные предложения нельзя было бы воспринимать иначе, как курьез, если бы они не были настолько распространены. Мировая производственная система на сегодня почти идеально рациональна, будучи сформирована рыночными механизмами. Если бы перенос фабрик в третий мир был выгоден, его давно бы осуществили без принуждения. Поскольку он не выгоден, то его осуществление потребует полномасштабного принуждения а-ля СССР.

212

Перенос промышленности не решит проблемы неравномерного распределения дохода. Доля занятых в производстве в развитых странах составляет 25-35%, или около 300млн. человек. Даже если бы все заводы оказались в третьем мире, они бы обеспечили работой едва 8% населения. Реальный выход заключается в повышении уровня образования в слаборазвитых странах, и формировании там сервисных индустрий, как в цивилизованных странах.

213

- Национализация добывающей промышленности и запасов сырья

214

Практически всюду, природные ресурсы и так находятся в общественной собственности или принадлежат монарху. Коррумпированные правительства третьего мира нередко передают их в разработку на невыгодных условиях, но это уже проблема тамошних народов, которые мирятся с существованием своих правительств. Интересно, что контроль над концессиями в большей мере осуществляется компаниями-конкурентами, чем избирателями. Через свои правительства, конкуренты протестуют против особо явных случаев коррумпированного распределения концессий. В итоге, занижение ренты за передаваемые в разработку ресурсы обычно невелико.

215

Национализация не принесет плодов. Эффективность общественного производства, как показал опыт, очень низка. Сколько бы ни зарабатывали концессионеры, коммерциализация разработки, в итоге, более выгодна для общества, чем постоянные убытки, завышенные сметы и коррупция на государственных фабриках. Национализация также отпугнет иностранных инвесторов, ликвидировав источник долгосрочного развития местной экономики.

216

- Необходима всемирная социально-политическая революция бедных

217

Такую революцию будет трудно реализовать, поскольку развитые страны имеют подавляющее превосходство в военной силе. Такая революция будет бесполезной, она ничего не изменит: победив, африканцы не станут образованными и квалифицированными. А выучившись и обретя производственный опыт, они уже не будут нуждаться в революции.

218

- Сократить разрыв в доходах между странами в четыре раза

219

Нескольким странам это удалось: Японии, Южной Корее, Тайваню, Израилю. Легко видеть, что объединяет эти страны: образование как приоритет государственной политики, относительно свободный рынок, низкая преступность и уважение к закону.

220

Иным методом могли бы стать дотации и гуманитарная помощь. Но почему цивилизованные страны, тяжелым трудом на протяжении поколений добивавшиеся нынешнего благосостояния, должны помогать третьему миру? К тому, ресурсов даже самых богатых стран не хватит для таких дотаций. Если сегодня разрыв в доходах между «золотым миллиардом» и остальными составляет 1:16-20, а требуется привести его к 1:2.5, то легко подсчитать, что доля «остальных» должна увеличиться с 20% валового продукта до 67%, а доля развитых стран уменьшиться на 60% (с 80 до 33%). Такое падение характерно для разрушительных войн, и население цивилизованных стран предпочтет мировую войну такому принудительному перераспределению.

221

Требовать пособий, будь–то в виде минимальный зарплаты, установленной международными соглашениями, или гуманитарной помощи, - аморально. Жители третьего мира должны учиться, трудиться, и рассчитывать, что тогда их внуки обретут уровень жизни, свойственный цивилизованным народам.

222

- Необходимо вернуться от капитализма к природному состоянию без частной собственности

223

Археология установила, что уже первые люди десятки тысяч лет назад поддерживали социальные отношения, основанные на собственности. В древнейших неандертальских захоронениях найдены предметы быта – очевидно, принадлежавшие усопшим. Психоанализ построен на уверенности в том, что в первобытных общинах вожак мог присвоить себе любое имущество, включая женщин. Коллективная собственность в общинах охотников и собирателей – всего лишь миф. Американские индейцы, максимально далекие от европейской цивилизации, создали идентичный институт частной собственности. Без нее невозможна была бы организация общества и становление монархий.

224

Стремление отказаться от собственности – это обратная сторона стремления ее обрести. Беднейшие, наименее образованные и продуктивные члены общества рассчитывают, что смогут воспользоваться большим объемом благ, выхватив их из общей кучи, чем зарабатывая в свободной экономике. Ощущая собственную неполноценность в обществе свободных, квалифицированных, эффективно работающих индивидуумов, они стремятся восполнить эго, сосредоточив в своих руках распределение создаваемых другими продуктов.

225

- Сформировать государственный сектор промышленности из основных индустрий

226

Трудно привести доводы за создание госсектора. Удешевление перевозок, развитие конкуренции сделали любые товары доступными на рынке. Государству не обязательно производить даже оружие – в США, его производят, в основном, коммерческие компании.

227

Имеется масса доводов против. Общественные компании потрясающе неэффективны, подвержены лоббированию и коррупции. Они вносят искажения в рыночные механизмы, поскольку государство склонно их поддерживать.

228

- Продвижение к демократии возможно только в меру созревания общества

229

Выдвигая этот довод, социалисты предполагают, что до демократии должен господствовать государственный авторитаризм. Однако здесь следует различать политический и экономический аспекты.

230

Аргумент о неприспособленности демократии для варваров – довольно шаткий. Многие примитивные общества живут в условиях племенной демократии. Даже авторитарный лидер в них опирается на публичную поддержку; аналогично современному правительству, он управляет своевольно, но назначаем и «отзываем» жителями. Напротив, только в достаточно развитом обществе может возникнуть по-настоящему авторитарная власть, существующая независимо от мнения населения; такая власть должна содержать армию и, следовательно, экономика должна быть достаточно «продвинутой», чтобы обеспечивать такую специализацию. Скорее, можно предположить, что демократия превращается в проблему для общества, когда экономическое развитие порождает разнообразие вкусов и политических предпочтений избирателей, т.е., на довольно позднем этапе. Ущербность демократии видна на примере не только Афин и Израиля, но и США, где избиратели попеременно отдают предпочтение то одной партии, то другой – явно, не будучи довольной ни одной из них. Но на этом этапе развития «продвинутое» население уже не согласится на политическую автократию, будь-то монарха или социалистического государства.

231

Что же касается экономической составляющей авторитаризма, то она еще менее может быть реализована в развитом обществе. Сравнительно легко централизовать простую экономику. Не слишком трудно заставить людей согласиться с централизацией в sustenance экономике, где они склонны опереться на государство как хранителя резервов на случай неурожая. Но цивилизованное общество квалифицированных, осознающих свою ценность индивидуумов не согласится передать свое имущество в управление бюрократам.

232

В общем случае, авторитарная политическая система может быть основана как на командной, так и на сравнительно свободной экономике. В последнем варианте, правительство собирает налоги с рыночных субъектов и тратит их, ни интересуясь мнением избирателей. Такая система недалека от рэкета, и м.б. устойчива, если налоги не обременительны, а услуги правительства не совсем лишены смысла. Но свободное, демократичное общество не может существовать без рыночной экономики – иначе реализация политических свобод будет узурпирована теми бюрократами, которые контролируют экономические ресурсы. Политика основана на экономике; рыночная экономика может поддерживать широкий спектр политических систем; командная экономика допускает только авторитаризм.

233

- Общество должно контролировать инвестиции

234

При обобществленных средствах производства, это вполне естественно. Однако и тогда практическая реализация «общественного контроля» невозможна: как продемонстрировал опыт соцстран, реально инвестициями распоряжаются бюрократы. А контроль предполагает возможность долгосрочного планирования, каковая доктрина себя полностью дискредитировала. Невозможно проанализировать немыслимую совокупность предпочтений индивидуумов; не удастся планировать в условиях хаоса индивидуальных решений о потреблении. Планирование производства возможно лишь при регламентации потребления (спроса), что тождественно экономическому тоталитаризму. В рыночной экономике, предприниматели, строя предположения о тенденциях спроса, могут ошибаться – но они заблуждаются за собственный счет. Даже попытавшись эмулировать такие предположения в условиях административной экономики, трудно будет уговорить людей согласиться с экспериментами бюрократов, проводимыми за счет общества. Бюрократы будут склонны скрывать свои ошибки, не признавать их, они менее склонны к обоснованному риску, чем предприниматели. Экспериментирование с новыми товарами, являющееся двигателем рыночной экономики, невозможно при общественной собственности на средства производства.

235

Если же требовать права общества контролировать частные инвестиции, то при таких условиях едва ли кто-то согласится инвестировать. Предприниматель не станет вкладывать капитал и нести риски, не имея возможности управлять своей же фабрикой.

236

Принимая решения относительно использования чужих средств производства, общество может пойти дальше и распорядиться прочей собственностью индивидуумов, например, зарплатой. Это не кошмар, а социалистическая реальность: вспомним обязательную подписку на облигации и централизованно утверждаемый ассортимент товаров в магазинах. Государственное распоряжение зарплатой тем более обоснованно, что, при социализме, это вовсе не зарплата, а доля в «предпринимательском доходе общества» и подлежит регулирование, как любой предпринимательский доход.

237

Безусловно, в свободном обществе подобное недопустимо. Те, кто хочет контролировать инвестиции, могут брать кредиты, вкладывать их в производство, и определять направления использования – уже собственных – средств.

Нефть

238

- «Золотой миллиард» потребляет 75-83% производимой в мире энергии.

239

Развитые страны, несомненно, потребляют больше искусственно произведенных энергии и ресурсов. Но ведь они их и производят. Организацией добычи нефти на Ближнем Востоке занимаются не арабы, а европейцы и американцы. Они же осуществляют переработку нефти – просто потому, что арабы не знают, как это делать. Они же изобрели танкеры, транспортирующие нефть, и автомобили, потребляющие бензин, и системы отопления, использующие мазут, и пластик, изготовленный из нефтепродуктов, и т.д. Ядерный реактор тоже придумали не в Конго.

240

Человек, приготовивший для себя яичницу, вправе ее съесть. Цивилизованные люди, нашедшие применение ранее не используемой нефти, вправе ее использовать без какого-либо морального осуждения. Тем более, они покупают нефть по фантастически завышенной цене. Социалисты могут предъявлять претензии разве что к арабам, требуя бесплатно отправлять нефть в Африку. Но и бесплатная нефть тамошним жителям, при их сегодняшнем развитии, без надобности.

241

Высокое потребление энергии связано и с практической особенностью: развитые страны, в отличие от южных, нуждаются в зимнем отоплении. Что же касается энергоемкости ВВП, то в слаборазвитых странах она гораздо выше. Неотопительная потребность цивилизованных стран в энергии сосредоточена в производстве и автомобилях. С увеличением в слаборазвитых странах того и другого, их энергопотребление будет увеличиваться. Имеются ли для этого ресурсы? Безусловно. Помимо неразведанных подледных и морских месторождений нефти, ядерное топливо обеспечит потребности человечества не менее чем на двести лет. Далее остается термоядерное топливо, да и новые источники наверняка будут обнаружены.

242

- Развитые страны безответственно используют нефтяные ресурсы. Американцы с 1973 года уменьшили среднедушевое потребление едва на 7%; они потребляют почти вдвое больше, чем европейцы.

243

Как уже обсуждалось, кроме детских страхов о мире, в котором закончилось топливо, нет рациональных аргументов в пользу ограничения потребления энергоресурсов. Рыночная экономика развитых стран прореагировала на рост цен на топливо предсказуемым образом: сокращением энергоемкости производства. Сокращение было тем более значительным, что абсолютное потребление нефти даже снизилось, несмотря на рост потребления и ряд объективных факторов, как взросление поколения baby-boomers. По сравнению с периодом своей молодости, они увеличили энергопотребление, т.к. обзавелись домами, машинами и пр.

244

Большее абсолютное среднедушевое потребление нефти в США, чем в других развитых странах, в значительной степени связано с национальной особенностью необычно большого использования автомобилей, причем с большим объемом двигателя. Американцы больше ценят комфорт, и используют больше бытовых приборов, в особенности, кондиционеров и электрического отопления. Иной причиной меньшего потребления нефти в европе является большее распространение там ядерной энергетики. Важная причина более низкого энергопотребления в Европе: высокие цены на топливо (из-за налогов) и низкие зарплаты. Едва ли можно критиковать США за отсутствие там этих факторов. Можно быть уверенным, что американцы не стали бы тратить лишних денег на топливо; их промышленность настолько энергоэффективна, насколько это сегодня технически целесообразно.

245

- Запад нарушает прерогативу народов третьего мира на их природными ресурсами, критикуя деятельность ОПЕК

246

В этой связи часто упоминается решение американского суда, запрещающее странам-экспортерам нефти ограничивать добычу с целью поддержанию искусственно высоких цен. Данное решение полностью законно: в США и других цивилизованных странах запрещены картели - монопольные союзы, созданные для фиксирования цен. Тот факт, что члены ОПЕК находятся вне США, не имеет значения, поскольку они ведут свою деятельность в Америке. Аналогично, Al Qaeda подлежит преследованию, даже если ее деятельность легальна в Афганистане. Столетие назад, США и Британия вступали в войны из-за менее значительных торговых конфликтов. Современная демократия слишком обмякла, чтобы заставить уважать свои законы.

Позиция анархо-социалистов

247

- Политическая свобода есть абстракция вроде государства или церкви

248

Ни государство, ни церковь не являются абстракциями, но вполне реальны. Они даже не порождены абстрактными процессами, но объективными предпосылками, которые хорошо известны и на которых здесь нет смысла останавливаться. Можно назвать их искусственными, не свойственными человеку в естественном состоянии – по крайней мере, не в существующих форме и масштабе. Однако свобода, включая свободу политическую, является натуральным свойством человека. Рождаясь зависимым от матери, он постепенно обретает свободу – но, живя в обществе, одновременно ее же и утрачивает, подчиняясь условностям и законам. Доктрина анархизма требует возврата к естественной, нерегулируемой свободе, когда человек осознанно решает, какой закон он готов принять – без страха наказания, если он не согласится.

249

- Анархизм противостоит всем формам иерархического контроля, включая государство и частную собственность.

250

Иерархия свойственна любому обществу, она присутствует даже в школе. Отвергая иерархию богатства, мы все равно останемся с ранжированием по красоте, уму, популярности, красноречию и многим другим признакам. Они не менее существенны богатства: так, иерархия в красоте важнее для многих женщин, а в силе – для многих мужчин. Анархисты выступают против иерархии как кастовости, существенно нарушающей свободу человеку на самореализацию. Пока ему не запрещают учиться, создавать компанию, брать кредит и т.п., у анархистов нет повода для возражений, даже если кто-то имеет лучшие условия.

251

- Лидерство в иерархии основано на силе

252

Отнюдь. Существует добровольное подчинение, например, членов клуба филателистов его председателю. В обществе присутствует и естественная иерархия, например, по красоте среди учениц колледжа.

253

- Психологические трудности, сопутствующие нахождению внизу социальной лестницы, оказывают отрицательное влияние на людей

254

А также трудности в браке, неприятности на работе и скандалы с соседями. По логике социалистов, нужно избавляться и от этих неудобств. Или, пойдя еще дальше, запретить использование огня, чтобы люди не страдали, обжегшись об него.

255

Существует множество видов натуральной иерархии: по силе, характеру, богатству и т.д. Они чрезвычайно полезны, создавая стимулы для развития человека. Если занимаемое им место для него некомфортно, он может приложить усилия к росту: соответственно, посещать спортзал, воспитывать волю, больше зарабатывать и т.д. Открытия иногда совершались случайно, но большей своей частью прогресс обязан тем трудностям, обидам, некомфортному состоянию, которые люди испытывали – и преодолевали.

256

- Требуется, как минимум, равенство возможностей

257

Равенство стартовых возможностей нереализуемо: люди различны хотя бы умом, и, например, одинаковая возможность поступления в университет является для них совершенно разным стартом; кто-то может сдать вступительный экзамен, а кто-то – нет. Математики легко поймут, что равенство возможностей является граничным случаем равенства достижений. Т.е., равенство возможностей существует только в начальной точке. Каждый процесс, действие в материальном мире существует во времени, и равенство возможностей – это, фактически, равенство достижений на том или ином раннем этапе каждого действия. Равенство достижений, как отдельно показано, недостижимо хотя бы потому, что достижения субъективны, и один и тот же результат будет восприниматься разными людьми по-разному. Критерий анархического общества - не равенство возможностей, а равенство в свободе, в отсутствии ограничений со стороны общества (м.б. ограничения, причем разные, со стороны собственников в отношении использования их имущества).

258

Ни равенство возможностей, ни равенство в свободе от ограничений не обеспечивают равномерного распределения доходов. Легко видеть, что, по аналогии с физическим процессом, различия уменьшаются с обеднением общества, приходя к нулю при нуле валового продукта. Повышение благосостояния общества (нагревание газа) неизбежно связано с увеличением различий в доходах. В силу энтропии, усилия по выравниванию доходов обернутся обеднением общества в целом – тем большим, чем к более полному выравниванию общество стремится. Однако отсутствие ограничений обеспечивает статистическое равенство вероятного дохода. В обществе сходных (по уму, удаче и т.д.) людей, произведение дохода на вероятность его сохранения в течение длительного времени примерно одинаково для всех. С повышением благосостояния общества, усиливается это равенство, а также утрачивают значение сторонние факторы (искажения): наследство, удача, государственное регулирование.

259

- Капитализм является инновацией

260

Частная собственность на средства производства и вольнонаемный труд существовали уже на самых ранних стадиях развития общества. Хорошо известной маргинальной формой наемного труда являлось рабство, в котором пища и кров были платой работника за труд и свободу. В этом широком смысле, наемные работниками были и феодальные крепостные.

261

Наемный труд постепенно становился все более свободным. Этому способствовало упрощение передвижения, увеличение числа работодателей и специализация. Современный глобализированный капитализм близок к апогею свободного найма, когда работник может легко мигрировать, хорошо информирован о рынках труда и имеет максимальный выбор работодателей.

262

Со времен Французской революции, политические реформы временно исказили картину, значительно сузив сферу применения найма. Крестьяне получили землю, ранее принадлежавшую феодалам, и стали свободными работниками на ней. Потребовались аграрная революция и почти два столетия, прежде чем неэффективные мелкие фермеры были вытеснены промышленной организацией труда и превращены в наемных рабочих на земле. Такая «пролетаризация» - не отклонение, а возврат к норме, когда некоторые несут предпринимательские риски, а большинство предпочитает работать за гарантированную зарплату.

263

- Воля наемных работников подчинена воле хозяина. Поскольку большинство людей предпочитает предпринимательской деятельности труд за гарантированную оплату, то авторитаризм нанимателей приводит к деградации основной массы населения.

264

Аналогично можно было бы заявить, что жена подчинена мужу, или наоборот. Если работники согласились выполнять указания нанимателя, то преимущества такого подчинения в виде зарплаты для них важнее неудобств. На самом деле, трудно увидеть существенное ограничение свободы в выполнении производственных указаний. Так же необходимость переходить дорогу только на зеленый свет не является ограничением свободы пешехода в сколько-нибудь разумном смысле; это просто корректное участие в техническом процессе. Современный управляющий в цивилизованных странах отдает распоряжения только в области технологического процесса, а не личности или политических взглядов работника. Не станет же рабочий спорить, как правильно запускать станок? Подчинение действует в течение строго определенного времени суток, в пределах срока добровольно заключенного контракта и в узкой сфере деятельности. Правильнее назвать это состояние не подчинением, а кооперацией. Иначе нам придется расширить концепцию подчинения до абсурда: например, продавец «подчиняется» воле покупателя, когда по его требованию достает товар с полки.

265

Если люди изначально склонны работать за зарплату, а не нести предпринимательских рисков, то не капитализм делает их такими «деградировавшими»; это нормальное, естественное, не осуждаемое поведение. Попытка изменить ситуацию нарушит свободу этих людей определять свое место в сфере производственных отношений, ибо они нанимаются добровольно. Найм – не авторитаризм, поскольку работодателей очень много. К тому же, у недовольных работников всегда есть выход в создании мини-обобществленного производства, промышленных кооперативов. На практике, они показали свою неэффективность; труд в них так же связан с подчинением указаниям. Избирать ли управляющего голосованием или выбирать его по объявлениям о трудоустройстве – небольшая разница.

266

В технологической экономике, вопрос производственного подчинения все больше утрачивает свое значение. Похоже, исторически существует некий оптимальный размер фабрик по числу работающих. Попытки укрупнения вызывают снижение эффективности. Даже комплексные производства вроде автомобильных все больше опираются на outsourcing, фактически возвращаясь к жесткой специализации. Роботизация и автоматизация сокращают потребность в рабочих. Насколько далеко зайдет этот процесс, прогнозировать трудно, но уже сейчас большая часть валового продукта создается почти индивидуально: в области программирования, инноваций, «высоких» сервисных индустрий вроде инвестиционной деятельности.

267

- Наемный труд притупляет способность мыслить, заставляет полагаться на иерархию и в сфере политики.

268

Если принять этот аргумент за правду, то он работает против социалистов, т.к. следует допускать в парламент только предпринимателей и людей творческих профессий. Различные цензы существовали во многих демократиях, и в них может быть рациональное зерно.

269

Однако многие образованные, творческие люди не склонны именно к предпринимательской деятельности. В технологической экономике, немало наемных работников занято интеллектуальным трудом. Другие могут быть активны в свободное время. С иной стороны, нередко работа предпринимателей, особенно мелких и в сервисных индустриях, далека от умственной деятельности. Можно отметить, что нацистский режим поддержала масса мелких предпринимателей. Поэтому вряд ли прослеживается однозначная связь между наемным трудом и отупением.

270

В любом случае, у анархистов нет задачи развития чужих мозгов. Задача лишь – вернуть людям свободу.

271

- Власть делится на рациональную и иррациональную, или на собственно власть и влияние

272

Принудительная власть объективна, следовательно, рациональна. Иррациональная власть – разве что, религия в понимании атеиста. Термин «влияние» также не вполне точен, поскольку человек может добровольно подчиниться кому-то или чему-то, что в дальнейшем, в оговоренных пределах, имеет над ним власть, а не влияние – как, например, община. Социалисты вынуждены изобретать эвфемизмы для того, чтобы уйти от простого и понятного разделения власти на добровольную и принудительную. Явно неприемлемая в свободном обществе принудительная власть зарезервирована у них для экономических мероприятий, вроде обобществления средств производства.

273

- Здоровье и благополучие общества зависит от равномерности распределения доходов

274

Это ошибочный вывод из статистической корреляции между неравномерностью распределения доходов и уровнем заболеваний и преступности. Причинно-следственная связь между этими явлениями не установлена. Более вероятно, что это независимые друг от друга проявления более глубоких социальных факторов.

275

Неравномерность распределения дохода характерна для отсталых территорий. Как правило, она связана с низким уровнем образования значительной части населения. В итоге – недостаточные инвестиции и, соответственно, диспропорционально высокая занятость в отраслях с низкими капиталовложениями, создаваемой стоимостью и зарплатой. Зачастую источником дохода основной массы населения служат примитивные сервисные индустрии, семейные фермы и социальные программы. Средний класс в таких зонах обычно почти отсутствует. Соответственно, возникает поляризация доходов. Если копнуть глубже, проблемой является не поляризация, а низкие доходы подавляющего большинства жителей. Иначе говоря, бедность. Естественно, в бедном обществе медицина и образование хуже – на более качественные услуги в этих областях нет платежеспособного спроса, а, зачастую, и заинтересованности.

276

- Поскольку основное богатство – люди, то, принижая бедных, общество утрачивает те инновации и результат труда, который ни могли бы принести

277

Курьезно, этот аргумент противоречит доводам социалистов о том, что третий мир вправе получать большую часть производимой стоимости, т.к. он является основным поставщиком сырья. Конечно, благосостояние общества – в людях, а не в угле, руде или нефти.

278

Унижая значительную часть потенциально творческих людей, любое общество теряло бы в темпах прогресса. Это развитие хорошо видно в истории социалистических стран, а также в эпохи жесткого феодализма и рабовладения. Однако рыночная экономика не унижает человека, а, наоборот, открывает перед ним все возможности. Он может изобретать – и его труд будет оценен путем продажи патента. Он может творчески работать – и его труд будет оценен зарплатой и, обычно, опционами. Он может эффективно трудиться – и получать достойную зарплату. Эти стимулы утрачиваются в системе административного распределения и обобществленных средств производства. Лучшее, что общество в состоянии сделать для своих членов – обеспечить им возможность получения образования и отсутствие ограничений в самореализации.

279

- Общество будет коллективно принимать лучшие решения, чем каждый индивид в отдельности. Ведь не теряют же люди свой интеллект, когда собираются вместе и начинают обсуждать общие интересы. Чем больше участников, тем лучше решение.

280

Аргумент был бы верен для абстрактной дискуссии. Например, чем больше компаний на рынке или людей в комнате занимаются некоторой проблемой, тем быстрее они найдут решение. Этот очевидный результат основан на распараллеливании и взаимообогащении идеями.

281

В общественной дискуссии, проблема не столько в том, чтобы найти правильное решение. Более сложно сделать его приемлемым для всех или подавляющей группы участников. С увеличением группы, разнообразие интересов и мнений растет гораздо быстрее, чем вырабатываются новые подходы к проблеме. В реальности, учитывая ограниченность числа способов решения поставленной задачи, увеличение группы ведет к невозможности совместить различные интересы членов.

282

Поэтому возможны два основных метода принятия решений. В демократии, большинство или самая крупная группа подавляет остальные и принимает решение в своих интересах, более или менее игнорируя пожелания остальных. В анархии, для достижения консенсуса приходится искать общий знаменатель, - который, как известно из математики, тем меньше, чем больше группа. Соответственно, в анархии невозможно принять сколько-нибудь комплексные решения, только базовые, по которым имеется согласие всех членов общества. В то же время, каждая небольшая группа может достичь консенсуса в отношении менее очевидных вопросов. Например, согласие о едином цвете заборов возможно в маленькой деревне, но не в крупном городе. Отсюда понятно, что с уменьшением группы растет качество и сложность принимаемых решений. Этот процесс достигает кульминации на индивидууме или небольшой группе единомышленников.

283

Еще хуже обстоит дело с принятием решений, требующих специальных знаний. Миллион фермеров не сможет судить о музыке так, как десять композиторов, и тысяча композиторов не сможет рассуждать о сельском хозяйстве так, как один фермер. Рабочие могут дать полезные советы управляющему, но, в целом, они не понимают стратегию сбыта или организацию производства, как и управляющий не понимает тонкости технологического процесса. Современная экономика основана на специализации, т.е., на специальных знаниях у каждого. Рабочий контроль над производством наверняка разрушит его.

284

- Не обсуждая последствия своих решений со всеми, кого эти решения затронут, предприниматели не могут сделать лучший выбор

285

На самом деле, предприниматели неявно обсуждают все свои действия с заинтересованными лицами. С работниками проходят переговоры об условиях труда, с покупателями – о цене и условиях поставки, с соседями и муниципалитетом – о допустимых выбросах отходов. У этих людей есть нечто общее: непосредственный интерес в деятельности предприятия. Они получают доход или терпят неудобства в связи с работой фабрики. Социалисты же хотят, чтобы с ними советовались в отношении проектов, которые их не касаются; интересов, которые население не разделяет; с участием представителей, которых никто не уполномочивал. Что же касается дискуссии с легитимными представителями населения в отношении реально существующих проблем, то они и ведутся органами данного общества, уполномоченными на то законом.

286

- Рыночные механизмы, в отличие от общинного обсуждения, отдаляют людей друг от друга

287

Недопустимо навязывать политический строй, исходя из сомнительных моральных спекуляций. Кроме этого, аргумент неверен и по сути. Необходимость постоянного согласования противоположных мнений членов общества по самым разным вопросам превращает их из благожелательных незнакомцев во врагов, подавляющих других или подчиняющихся им. Делегируя же функции регулирования и разрешения конфликтов бюрократии, люди утрачивают необходимость в горизонтальных связях.

288

Напротив, в рыночной экономике основная забота человека – удовлетворение потребностей окружающих. Чем лучше он будет их знать и о них заботиться в своем производстве, тем на больший доход он сможет рассчитывать. Свободный рынок сближает людей, как никакое другое общественное устройство. Он также предотвращает их взаимное отторжение, поскольку не навязывает общение. Каждый человек может изменить свою сферу деятельности, покупателей или работодателя. Необходимость не висит над ним дамокловым мечом; отсутствие жестких связей предотвращает возникновение чувства противоречия. Он сближается с другими людьми по своей воле; настолько, насколько ему комфортно. Горизонтальные связи в свободном обществе органичны и оптимальны.

289

- Интересы предпринимателей не всегда совпадают с интересами общества. Например, они предпочли бы производить напитки в неперерабатываемой таре, что загрязняло бы окружающую среду.

290

У предпринимателей и общества одна цель: произвести требуемые товары по приемлемым ценам. В примере с упаковкой, если потребители предпочитают покупать более дешевую неперерабатываемую тару, то предприниматели дают им именно то, что они хотят. Если экологически озабоченные потребители предпочтут перерабатываемые бутылки, то их немедленно начнут производить без всякого принуждения.

291

Аргумент предполагает, что потребители не знают своих настоящих интересов, и поэтому готовы предпочесть вредную тару. Но тогда их следует переубеждать. Иначе получится, что кучка экологов посредством госрегулирования заставляет предпринимателей навязывать потребителям ту продукцию, которую эти покупатели не хотят (за которую они не хотели бы платить в отсутствие принуждения).

292

Позиция покупателей, в данном примере, совершенно правильна. Посредством налогообложения, они платят за уборку мусора. Пока бутылки не валяются на улицах, им совершенно безразлично, перерабатывают их или нет. Если вдруг объем отходов тары станет настолько большим, что на планете будет для него мало места, то стоимость земли вырастет, хранение отходов подорожает, и станет выгоднее бутылки перерабатывать. В реальности, объем отходов пренебрежимо мал. Усилия по переработке чрезвычайно дороги: нужно учитывать не только разницу в цене тары, но и значительные дотации утилизирующим фабрикам. Эти усилия нередко превращаются в гротеск, когда люди тратят время и загрязняют воду, чтобы вручную вымыть тару, прежде чем ее выбросить.

293

- Капитализм не может решить экологических проблем, т.к. судебные механизмы включаются только после нарушения

294

На практике, загрязнения не происходят моментально, но накапливаются в течение длительного времени. До их начала, длительное время строятся соответствующие производства. У заинтересованных лиц достаточно времени для реагирования в рамках судебной системы. Превенция реализована через прецеденты: никто не станет инвестировать в производство, зная, что его немедленно закроют из-за небезопасных выбросов.

295

- Рыночная теория предполагает, что целостность жизни может быть сведена к одному аспекту – прибыли

296

Нет, к свободе каждого. В данном контексте – к праву каждого платить за то, что он хочет купить, а не за то, что считают нужным ему продавать экологи или иных сторонники регулирования. К праву принимать собственные решения, а не подчиняться общине. К праву никем не ограничиваемой творческой, художественной или предпринимательской деятельности. К праву самому решать, что важно, а что – нет.

297

- Рыночный механизм неадекватен, т.к., согласно теории игр, сумма рациональных выборов не обязательно ведёт к рациональному групповому результату.

298

Рациональные действия (выборы) человека не обязательно приводят к планируемому результату. Это, наоборот, аргумент против планирования, против коллективного принятия решений. Согласно той же теории, в непредсказуемой системе (как рынок с мириадами потребителей) оптимальной стратегией будут случайные выборы. Поведение индивидуумов в свободной экономике близко к случайному. За счет того, что многие индивидуумы, имеющие профессиональные знания, не совершают явных глупостей, рыночное распределение даже лучше случайного. Более продуктивной стратегии не существует.

299

В результате произвола работодателей, за одну и ту же работу женщины и чернокожие получают меньше, чем белые мужчины

300

Если бы это было так, то нанимать женщин и чернокожих было бы значительнее выгоднее. Предприниматели бы за ними гонялись, конкурируя между собой и предлагая лучшие условия оплаты – пока эти группы не сравнялись бы в зарплате с белыми мужчинами. На самом деле, обычно зарплата связана с квалификацией. Проблема трудоустройства в обратном: закон требует равной оплаты, не учитывая разницы в квалификации; предприниматели боятся платить «униженным группам» меньше, опасаясь судебного преследования. В итоге, оказывается проще стараться вообще не брать их на работу, создавая среди них излишек рабочей силы.

301

Получение процентов на капитал аморально, т.к. только «кто» имеет право на результат своего труда; неодушевленный капитал, «что», такого права не имеет

302

Капитал, что, и не получает прибыли; ее получает его владелец, кто. Труд является такой же неодушевленной категорией, как и капитал. Одушевлены их владельцы. Оба они предпринимают действия, направленные на создание продукта: рабочий трудится (с целью потребления), капиталист откладывает потребление.

303

Корректно определить право на участие в распределении стоимости пропорционально доле в ее создании. Поскольку, в отсутствие оборудования, рабочий не может произвести стоимость, то капитал объективно участвует в ее формировании, и его владелец имеет право на долю.

304

Важнейшей формой капитала в современной экономике является интеллектуальная собственность. Доход от ее использования по своей сути идентичен ренте. Отвергая проценты с капитала, социалисты должны отказать и в праве продажи лицензий. Соответственно, пропадает патентная защита и идеи, инновации становятся достоянием общества. Т.е., происходит обобществление важнейшего продукта труда, возврат к социализму в наиболее тоталитарной форме. Помимо нарушения свободы личности, такой подход чреват и замедлением прогресса общества, поскольку мало кто захочет тратить годы, работая над изобретением, которое не принесет ему материальной выгоды. Даже те, кто готов так делать из любопытства, будут весьма ограничены в своей деятельности, поскольку, не рассчитывая на прибыль в будущем, они должны будут зарабатывать себе на жизнь, оставляя меньше времени для разработки. Корпорации финансирующие сейчас основную массу исследований, откажутся от этого занятия, если не смогут получать от них прибыль в виде патентной ренты.

305

- Запретить собственность на средства производства, разрешить пользование ими

306

Основные фонды находятся в собственности общества, предприниматели их арендуют. Тем самым, они получают доход. Либо государство должно обязать их полностью его потреблять (а что делать, если им не нужно столько вещей?), либо разрешить хранить в банке (и получать проценты, что будет означать признание ренты), либо позволить реинвестировать в производство (и, все-таки, владеть оборудованием, которое общество хотело монополизировать).

307

На каких бы драконовых условиях государство ни сдавало оборудование в аренду, невозможно будет предотвратить получение необычно большой прибыли предпринимателями, которые особо удачливы, необычно хорошо управляют или придумали новые товары. Рассматриваемый вариант ничем, по сути, не отличается от экономики крупного капитализма, в которой оборудование приобретается за счет банковского кредита и на период лизинга принадлежит банку.

308

Более гибким вариантом аренды является высокое налогообложение предпринимателей или их регулирование. Как можно убедиться на опыте социал-демократий, это прямой путь к лишению предпринимателей стимула и загниванию экономики. В слабом государстве с такой политикой неизбежно возникнут коррупция, лоббирование и подпольная экономика. Поэтому при анархизме такой путь вообще бесперспективен, не говоря уже о сомнительности сочетания безвластия и регулирования или высокого налогообложения.

309

Общество может попытаться сдавать оборудование в аренду только мелким производителям. Однако многие товары выпускаются только крупными производствами. Для их аренды придется создавать общества арендаторов с тысячами участников. Как показал опыт демократии, такой коллектив не может управлять комплексной системой, постоянно требующей принятия большого числа решений по специальным вопросам. Неизбежно, подавляющее большинство участников общества арендаторов делегирует свои полномочия управляющему и станет пассивными наблюдателями. В то же время, они будут получать доход от деятельности арендуемого предприятия. Происходит возврат к пассивным доходам, причем менее трудовым, чем рента. Ведь участники общества получают прибыль не на капитал (отложенное потребление), а на своеобразный ваучер, право арендовать государственное имущество. Наверняка они выродятся в номинальных арендаторов, которых реальный предприниматель привлекает за дивиденды, чтобы обойти запрет на взятие в аренду одним человеком крупных имущественных комплексов. Поскольку он играет основную роль в деятельности предприятия, то реальный арендатор будет получать почти всю прибыль (в качестве зарплаты управляющего), а номинальным участникам достанутся номинальные же дивиденды. Наверняка их доля в прибыли будет меньше, чем у современных мелких акционеров, которые получают дивиденды, в среднем, не менее банковского процента на такую же сумму депозита (иначе они не стали бы нести риск инвестирования в акции).

310

Среди многих практических преград на пути создания общественных производственных фондов с целью их сдачи в аренду, можно указать такую: как общество решает, какие средства производства создать, какой завод для сдачи в аренду построить? Вряд ли бюрократы в целом умнее предпринимателей и смогут предвосхищать спрос на объекты аренды. Строительство по заказам предпринимателей будет тянуться долго, обходиться дорого, и потребует фантастической централизации ресурсов в руках государства.

311

Более традиционной вариант, эксплуатация крупных производственных комплексов государством, приведет к падению уровня жизни. Неэффективность административного управления экономикой была продемонстрирована в разных странах. Мелкие предприниматели не смогут конкурировать с государством и будут им вытеснены. Даже фермеры проиграют в конкуренции с крупными государственными аграрными концернами; а если таковых не будет создано, то сельскохозяйственная продуктивность экономики значительно снизится.

312

- Идея «свободного договора» между властителем (предпринимателем) и его голодающим подданным (рабочим) является отвратительной шуткой

313

А между миллионами властителей и десятками миллионов сытых подданных? Как насчет права «подданного» в любой момент сменить «властителя»? Гигантские рынки труда, уже ставшие международными, являются чрезвычайно эффективным механизмом, исключающим сговор предпринимателей с целью принуждения работников.


[1] Специфические отклонения от этого правила, связанные с инвестициями, кредитами и резервной валютой, мало влияют на общую картину: по крайней мере, не в долгосрочной перспективе, и не в отношении большинства развитых стран. Каждая страна вольна в использовании резервной валюты, получении кредитов и допуске инвестиций, так что отклонения от экспортно-импортного равновесия возможны только добровольные.

[2] Использование доллара в качестве резервной валюты аналогично золотому стандарту, создавая не обеспеченную денежную массу. Невозможность товарного погашения резервных долларов создаст ситуацию обесценивания американской валюты, аналогичную «золотому краху». Но ведь никто не принуждает иностранцев поддерживать сбережения и резервы в долларах.

 
Designed studio Alexandr Ozverinoff
Последнее обновление сайта: