Судебные дела:: Чудеса разгосударствления

01

Спор возник, когда о-й горсовет решил передать здание гостиницы в уставный фонд коммерческого предприятия. Арендаторы различных помещений гостиницы, считая свои права нарушенными, заявили свыше пятидесяти исков к горсовету. Расскажем о некоторых из них, которые могут представить интерес для юристов, сталкивающихся с такой схемой разгосударствления.

02

Внесение коммунального имущества в уставный фонд недопустимо, как неденежная приватизация.

03

Согласно п.1.1. ст.115 ГК, общество является собственником имущества, переданного ему участниками в качестве взноса в уставный фонд. Поскольку ранее собственником здания была территориальная община в лице горсовета, налицо изменение владельца имущества.

04

Общество, созданное с участием офшорных компаний, не является коммунальным или государственным предприятием, поэтому вносимое в уставный фонд здание переходит из коммунальной собственности в частную.

05

Закон «О приватизации государственного имущества» в ст.1 квалифицирует любое отчуждение государственного имущества в пользу юридических лиц как приватизацию. Таким образом, внесение здания в уставный фонд общества, создаваемого с участием горсовета и офшорных компаний, является приватизацией.

06

Оба закона о приватизации разрешают проводить ее только за денежные средства (п.12.2. и преамбула Закона 2171, п.21.2. и 24 Закона 2163). Имущество вносится в уставный фонд в обмен на корпоративные права, а не на денежную компенсацию. Такая приватизация противоречит закону.

07

Аналогично, кстати, недопустима и другая распространенная форма разгосударствления: обмен коммунальной собственности на имущество коммерческих компаний.

08

Городские советы хронически игнорируют недопустимость бесплатной приватизации и при выделении земельных участков под застройку. Право землепользования является коммунальным имуществом, как любые другие активы, и должно реализовываться только путем аукциона, как приватизация нематериальных активов. Вернемся, однако, к нашей теме.

09

О-й горсовет аргументировал передачу здания тем, что он, как любой субъект, вправе организовывать хозяйственные общества и осуществлять взнос в уставный фонд. Здесь горсовет упустил важную деталь: субъект может вносить в уставный фонд только принадлежащее ему имущество, или такое, которым он вправе распоряжаться. Городской совет является не владельцем здания, а лишь фидуциарным управляющим от имени территориальной общины. Какие же полномочия по распоряжению коммунальным имуществом община ему делегировала? Только те, которые прямо предусмотрены законами. Именно поэтому п.26.1.30 Закона «О местном самоуправлении» гласит:

10

горсовет может отчуждать имущество только в соответствии с законом. Если же последовать логике горсовета о неограниченном праве распоряжения, каковое свойственно коммерческим субъектам, то для чего вообще нужно законодательство о приватизации? Если муниципалитет может внести недвижимость в уставный фонд по своему усмотрению, то что мешает ему подарить это имущество по своему усмотрению? Ведь коммерческие субъекты не лишены и права дарить. Очевидно, что нельзя уподоблять орган местного самоуправления обычному юридическому лицу.

11

Теория права различает субъекта (которому можно все, что не запрещено) и сюзерена (которому можно лишь то, что прямо разрешено законом). Горсовет, относясь к органам государственной власти (и местного самоуправления) есть разновидность сюзерена. Этот принцип закреплен ст.19 Конституции: органам местного самоуправления позволено действовать только способом, прямо установленным законом.

12

Каким же способом закон позволяет горсовету отчуждать коммунальную собственность? Тем способом, который предусмотрен законами о приватизации.

13

Законодатель запретил вносить в уставные фонды бюджетные средства. Но чем здание отличается от денежных средств на банковском счете? Это идентичные объекты собственности, одинаковые активы. Недопустимо внесение в уставный фонд любых объектов коммунальной собственности в обход порядка приватизации.

14

Действительно, в процессе приватизации часто создаются акционерные общества с государственной долей. Если бы горсовет корпоратизировал гостиницу, а потом продал часть акций с аукциона, описываемых коллизий бы не возникло. Они появились, когда горсовет попытался обойти предписанные законом процедуры аукциона и тендера, отказавшись и от денежной компенсации за коммунальное имущество, и от конкурентного подбора партнеров.

15

Создание хозяйственного общества порождает целый ряд проблем: например, с оценкой взносов. Как определить вклад других участников иначе чем произвольным соглашением сторон? Действующие методики не содержат указаний по оценке требуемых инвестиций. Действительно, можно привлекать средства на реконструкцию гостиницы как трехзвездочной, а можно – как пятизвездочной. В результате этой неопределенности, город получил в создаваемом обществе только 35%: то есть, реконструкция оценена вдвое дороже самого объекта, довольно странное соотношение.

16

Другая проблема: коммунальное имущество не может отчуждаться в пользу компаний, в которых государству принадлежит свыше 25% (п.5.2. Закона 2171, п.8.3 Закона 2163). Горсовет, чей вклад оценен в 35%, оказывается в заведомо неразрешимой ситуации.

17

Коснемся интересных проблем, связанных с участвующими в сделке офшорными компаниями.

18

Одна из них, CWBH, зарегистрированная в США, согласно данных торгового реестра, выпустила акции без номинальной стоимости. То есть, ее уставный фонд – ноль. Однако украинское законодательство не признает таких акционерных обществ. Кодексы не дают рекомендаций по разрешению коллизий, когда иностранная компания легальна по законодательству страны регистрации, но не страны деятельности.

19

Иной вопрос долго обсуждается, но решение до сих пор отсутствует: как проверять полномочия по иностранным доверенностям? В Украине, нотариус требует приказ о назначении директора. В США и на Кипре, нотариусы только заверяют подпись, не проверяя полномочий. Более того, при отсутствии разрешительной системы изготовления печатей, как в Украине, проверить полномочия лица, подписывающего доверенность, заведомо невозможно: любой может изготовить печать предприятия или вообще подписать без печати. В результате, о-й горсовет заключил учредительный договор с иным лицом, представившимся директором CWBH, чем E.H., числящийся директором по данным торгового реестра США.

20

По данным реестра, директор E.H. проживает в Одессе, Украина. В адресном бюро он не числится, а доверенность подписана на Кипре. Людей с таким именем и фамилией в мире много. Кто из них директор CWBH – установить невозможно.

21

Не менее интересен другой учредитель: компания BB, Великобритания. Как позволяет английское законодательство, компания имеет корпоративного директора. Иначе говоря, директор – не физическое лицо, а трастовая компания из Белиза. Украинское законодательство не признает ни номинального, ни юридического директора. Но может ли такое предприятие действовать в Украине – непонятно. Например, как его корпоративный директор будет нести уголовную ответственность при нарушении украинского законодательства?

22

Коллизия возникает уже на этапе подписания доверенности: у BB она подписана физическим лицом как директором компании. Но в британском торговом реестре числится другой директор – юридическое лицо. Надлежащим образом оформленная доверенность потребовала бы одновременно двух апостилей, британского и белизского. Но это невозможно: второй (например, английский) нотариус должен заверять уже не только подпись, но и дипломатический документ – белизский апостиль. Более того, в Белизе отсутствует публичный реестр компаний, и установить полномочия лица, подписывающего от имени белизской трастовой компании – директора BB – никак нельзя.

23

Затронув тему проверки документов, вернемся к о-му горсовету: к решению сессии о передаче здания в уставный фонд. Опубликованное решение имеет мало общего с розданным и, по словам депутатов, проголосованным проектом. Существующая система протоколирования сессии не позволяет установить, за какой текст голосовали депутаты.

24

Попытки органа местного самоуправления заняться хозяйственной деятельностью, не свойственной ему по статусу, приводят, как мы видим к многочисленным коллизиям. Такая деятельность не оправдана и экономически: ведь, передав имущество, горсовет не имеет абсолютно никаких гарантий выплаты дивидендов. Даже если бы общество выдало ему на сумму взноса привилегированные акции, их все равно нельзя выпустить 35%. Поэтому горсовет в таких сделках утрачивает имущество без гарантированной компенсации.

25

Попытки обойти прозрачные процедуры приватизации не приносят пользы территориальной общине.

Вадим Черный

 
Designed studio Alexandr Ozverinoff
Последнее обновление сайта: